Утопия женственности

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Утопия женственности


четверг, 11 октября 2018 г.
Мои тесты Светлая Лана 10:57:29
­­

1.Цвета войны и мира(Изетта — последняя ведьма)

комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 7 октября 2018 г.
Хищник(Глава 13) — Предвкушение Светлая Лана 12:07:10
Ты с лёгкостью распахнул массивные двери. Я невольно ахнула. Может быть, с моей стороны это было странным, ведь ты, Яков, был хищником. Возможно, и я смогла бы так сделать, но мне до сих пор страшно принять свою новую сущность. Что если я убью кого-то? Что если этим кем-то будешь ты? Мне страшно…

— Аза, проходи, — сказал ты мне.

Сначала я продолжала с благоговением смотреть на тебя, однако вскоре поняла, что ты говорил со мной, вздрогнула и вошла в спальню.Как здесь было красиво! Пёстрые пушистые ковры устилали весь пол, и я решила снять сандалии, чтобы прикоснуться ногами к приятному ворсу. Кровать была огромной, покрытой шелковыми фиолетовыми пледами, у изголовья в высоких стопочках лежали подушки с золотистыми кисточками. Я бухнулась на постель, смяв пледы. Как же приятно!

Все окна в комнате были завешаны фиолетовыми и зелёными длинными шторами с восточными узорами. Длинные лампы, похожие на жилища джинов, освещали спальню красным, жёлтым, оранжевым и зелёным светом. Может быть, я стала героиней «Тысячи и одной ночи»? Если это правда, то пусть сказка будет без конца. Я буду вечной восточной принцессой, руки и сердца которой будут желать все султаны и шейхи Востока. Боже, Боже! Какая глупость! Детский лепет!
Пока наслаждалась мягким шёлком и глупо улыбалась, витая в своих мечтах, ты потушил несколько ламп, сделав освещение тусклым. Почувствовав недостаток света, я мгновенно вернулась с небес на землю, вопросительно взглянула на тебя. Ты лишь мило улыбнулся мне, сел рядом со мною.

— Мне нравиться видеть твою улыбку, твой счастливый взгляд. Когда ты счастлива, то я чувствую, что твоё счастье — это моё счастье. Я никогда не испытывал таких чувств к другим хищникам, — говорил ты, поглаживая плед, словно перед тобой лежал большой фиолетовый кот.

Я не знала, что и ответить тебе. Мне кажется, что события так стремительно сменяют друг друга: ещё недавно я спасла тебя, а сегодня ты официально объявил на собрании о нашей свадьбе. Я же согласилась с твоим решением. Может быть, это глупо. Но мне приятна твоя компания.

Ты залез полностью на кровать, осторожно приближаешься ко мне, словно я какой-то маленький зверёк, который вот-вот убежит от тебя. Ласково проводить рукой по моей обнажённой ноге, вызывая дрожь в теле. Аккуратно приподнимаешь мою ступню, почти невесомо целуешь её, затем смотришь на меня. Я смущаюсь. Видно по ярким огонькам в твоих глазах, что это заводит тебя. Ты продолжаешь дорожку из поцелуев, поднимаешься выше. Когда твои губы касаются моей ляшки, то я прижимаю ткань на паху рукою, даю тебе понять, что дальше заходить нельзя. Ты разочарованно хихикнул, остановился.

— Доверься мне, Аза. Я никогда не причиню тебе зла и убью любого, кто сделает тебе больно, — шепчешь ты.

Я игнорирую твои слова, приподнимаюсь. Руки сами тянуться к твоим светлым волнистым волосам, зарываются в них, словно в золотое руно. Ты томно вздыхаешь, притягиваешь меня к себе, прижимаешься лицом к моей груди. Я издаю желанный стон, чувствую, как начинаю пылать. Наша игра в искусителей не может длиться вечно.

Ты толкаешь меня на кровать, поддерживая со мной зрительный контакт. Я чувствую, как запретный огонь страсти начинает охватывать моё тело. Твоё лицо снова совсем близко, наши губы вот-вот сплетутся в страстном поцелуе. Внезапно ты отстраняешься от меня, накрываешь мои обнажённые ноги пледом.

— До свадьбы дева должна быть чистой, невинной, — говоришь ты. — Спокойной ночи, Аза.
Я разочарованно желаю спокойной ночи в ответ, поудобнее ложусь на постель, зарываясь лицом в пухлые подушки.

Закрывается дверь. Наступает мёртвая тишина. Совсем недавно я поддалась твоим ласкам, Яков, а сейчас мои мысли только о мистере Формана. Какая же у тебя испорченная невеста! Хотя лейтенант для меня больше начальник, чем привлекательный мужчина. С другой стороны, я не могу сказать, что он не разгорается во мне интереса. Наоборот, я очень заинтересована в своём коллеге.

Он — король, повелитель, который не даст никому из подчинённых больше свободы, чем тот имеет. Мистер Форман защищает множество людей, и это противоречит его холодному, возможно, жёсткому характеру. Я для него всего лишь бельмо на глазу, которое лейтенант сам взял под своё крыло. Слишком противоречиво, не правда ли?

Ты, Яков, — ангел-хранитель, который вечно следит за мной. Ты добр со мной и вежлив, я никогда не видела ярости, злости на твоём лице, хотя ты относишься к хищникам. Хищники — враги человечества, жестокие монстры, которые убивают направо и налево. Тоже противоречиво?
Я сжала в объятиях подушку, мысленно радуясь, что судьба свела меня с такими противоречивыми людьми, как Яков и Мистер Форман. Завтра я вступают в новую взрослую жизнь, однако я не испытываю безудержной радости, а, наоборот, чувствую какой-то горький осадок на душе. Возможно, это из-за начальника.

Боже, зачем я только вспомнила о нём?! Теперь мне хочется сбежать отсюда, вернуться к лейтенанту. И что же будет в итоге? Меня признают предателем, а там и тюрьма, и смерть недалеко будут. Тогда чего же хочу я? Похоже, я не знаю…

Сон никак не шёл ко мне, однако я чувствовала усталость, благодаря которой и смогла уснуть. Сны забыли дорогу ко мне, как и кошмары. Лишь пустота… Может быть, это и есть мой кошмар? Оказаться в пустоте — потерять всё, что имеешь. Имею ли я что-то? Вроде бы, нет. Хотя… Да, имею! Семью, родителей, новых друзей, начальника, тебя, Яков. Я — тоже часть всего того, что я имею. Можно ли потерять себя? Конечно!

В те моменты, когда я испытывала неописуемый голод, то чувствовала, что теряю себя. Моя личина остаётся, а душа разрушается. Слава Богу, сейчас я чувствую себя в норме!

<center>***</center­>

Скрипит дверь, мой шёлковый плед слетает на пол, а я что-то тихонько постанываю, сворачиваюсь в калачик, чтобы обидчик не смог добраться до меня.

— Госпожа Аза! Госпожа Аза! У вас совсем мало времени, что подготовиться к торжеству! — кто-то шепчет мне на ухо и трепет за плечо.

Почему-то вместо привычного ворчания я кашляю, чувствуя как по губам стекает что-то очень тёплое. Кровь!.. Неужели меня опять настиг голод? Я… Я продолжаю становиться чудовищем?!

— Вам плохо? Я сейчас же позову господина Якова, — тараторит служанка и убегает, громко хлопнув дверью.

Я даже не успела возразить ей, чтобы тебя никто не беспокоил. Я и так наделала многих людям хлопот: тебе, мистеру Форману, Келли, Камилле… Теперь я больше не хочу никому надоедать. Да, ты, Яков, испытываешь ко мне самые тёплые чувства, однако мне кажется, что моё присутствие рядом с тобой плохо влияет на твою политическую деятельность в своей же стране. Ради меня ты решил устроить целый праздник, поднять на уши весь народ, пойти на огромный риск, зная, что человечество может как зализывать раны, так и идти на пролом.

Раздались громкие шаги, которые становились с каждой минутой всё громче и громче. Плач служанки, упрёки Архипа, но твоего голоса я не слышала. Возможно, ты был единственным, кто держал себя в руках в данном ситуации. Дверь открылась, я увидела твою светлую взъерошенную макушку, капли пота, которые выступили на лбу. Мне было тяжело толком повернуться к тебе, так что твоего взгляда я не увидела, однако могла представить каким он мог быть. Голубые глаза стали настолько ясными и светлыми, что казались бы почти бесцветными, зрачки были сужены, а длинные чёрные ресницы немного прикрывали глаза. Казалось, бы такое красивое описание глаз не могло бы значить ничего дурного, однако это означало, что ты, Яков, был в ярости. Кроме ярости в твоём взоре были беспокойство, нежность, буйство… Такое несовместимое сочетание могло быть только в твоём взгляде, Яков…

Ты молча подошёл ко мне, поднёс к губам бокал с кроваво-алой жидкостью. Я сразу поняла, что это была кровь. Возможно, кого-убили, кто-то умер или же просто пожертвовал частью своей крови для меня. Всё равно итог один — это была чья-то кровь, которую я ни за что не хотела бы выпить. Это кощунство! Это преступление! На моих глазах навернулись слёзы, я пыталась пролепетать тебе что-то, но ты не слушал меня и насильно открыв мне рот, влил внутрь алую жидкость. Как только кровь коснулась моего языка, то я ощутила металлический привкус, который и сводил меня с ума, и вызывал отвращение. Моё тело не слушалось меня. Я жадно глотала кровь, голод постепенно уходил. Наконец-то, бокал опустел, а ты, Яков, смахнул с моих губ остатки крови, облегчённо улыбнувшись.
Прoкoммeнтировaть
пятница, 5 октября 2018 г.
Хищник(Глава 12) — Грядущие событие Светлая Лана 19:12:03
Ты подошёл ко мне слишком близко, взял тонкую каштановую прядь моих волос, приблизил к своему лицу и поцеловал. На моих щеках вмиг появился румянец, я стала теребить подол своего платья, чувствуя себя неловко. Затем ты взял меня за руку и поцеловал её. Твои прохладные губы почти невесомо прикасались к моей коже, словно боясь навредить мне.

— Я хочу поцеловать тебя везде, Аза, — прошептал ты, смотря мне в глаза.

Твои небесно-голубые глаза завораживали меня. Я тонула в невидимых шелках влюблённости, совсем не сопротивлялась новому чувству, которое проникало в моё тело, заставляло сердце быстрее биться, а разум мутнел. Сейчас не нужны мысли, сейчас не нужен здравый смысл. Доверься своей природе, она направит на верный путь.

Твоё лицо стало приближаться к моему, длинные холодные пальцы легли на мою щёку, легонько рисуя на ней непонятные узоры. Я прикрыла свои глаза, приоткрыла рот, делая это всё это, будто уже заранее знала, что будет раньше. Между нашими лицами оставались считанные сантиметры. Я уже чувствовала твоё дыхание на своих губах, которые дрожали то ли от страха, то ли от волнения.
Вдруг дверь в зал открылась. Я мигом легонько оттолкнула тебя от себя. В зал вошёл Архип, широко открыл двери и поклонился гостям. В помещение стали заходить, как я поняла, очень влиятельные хищники. На них была самая разнообразная одежда, которую можно было встретить в книгах об истории моды. Кто-то был в хитонах, кто-то — в пышных шубах, а кто-то — в кимоно. Я могла бы так продолжить и дальше, но, боюсь, что не смогу рассказать обо всём, что я увидела тогда, ибо многое было для меня в новинку. К тому же, все эти длинные-предлинные описания станут очень скучными.

— И зачем вы решили собрать нас, брат Яков? — спросил мужчина, похожий на восточного шейха.

— Причина нашего собрания стоит перед вами, — ты широко улыбнулся гостям и положил руку на моё плечо.

Все хищники устремили свои взоры на меня. Я почувствовала себя вдвойне неловко. Мало того, что ты, Яков, хотел поцеловать меня наедине, так ещё и назвал меня причиной своего собрания. Я не ничего не понимала, пока ты не продолжил свою речь.

— Вы знаете, что я стал императором уже больше года назад, не считая того времени, которое я провёл в плену. Я рад, что вернулся на свою Родину, увидел всех вас. Последние наши бои окончились победой, люди потерпели большие потери и в ближайшее время будут зализывать свои раны. Пока у нас есть время отдохнуть, я хочу провести одно важное мероприятие, — говорил ты, а я сама не заметила, как стала засматриваться на тебя.

— Ближе к делу, Император, — потребовал молодой хищник в жёлтом кимоно, и на него пали укоризненные взгляды остальных членов собрания. — Простите меня.

— Ничего, Акио. Этим мероприятием будет мой брак с этой милой нашей сестрой, — с этими словами ты притянул меня к себе за талию.

Я опешила. Брак?! На моей Родине тоже женились рано, но это осталось в прошлом. Так неужели хищники, которые решили взять самое лучшее из истории человечества, оставили в своей культуре этот ритуал. Я понимаю, если бы прошло хотя бы три-четыре года, тогда мне бы стукнуло двадцать.

— Яков… — пролепетала я.

— Да, дорогая, — улыбнулся ты мне.

— Может быть, ты торопишь события? — спросила я, дрожа в его руках.

— Аза, милая, сейчас идёт война. Каждый день на счету. Если не сейчас, то, возможно, никогда. Я могу однажды и не вернуться домой… — с грустью ответил ты.

«Не вернёшься? Умрёшь?! Нет, нет!» — промелькнуло в моей голове.

Я прижалась к тебе, чтобы скрыть слёзы. Теперь мне уже было всё равно, что я слишком молода для брака. Беспокойство об тебе было куда сильнее моих возмущений. В какой-то степени ты был прав. С другой стороны, мы были совсем мало знакомы. Нормально ли женится после пары встреч?

— Это будет настоящий праздник как для вас, так и для нас! — воскликнул шейх.

— Но нельзя затягивать торжество, ведь никто не знает, когда люди придут в норму. Может быть, мы и сильнее их, хитрее их, однако мы ещё не смогли постичь все их новые технологии, — забеспокоился молодой хищник.

Я прекрасно понимала его. Этот шаг, словно монета с двумя сторонами, одна из которых — жизнь, а другая — смерть. Я испуганно взглянула на тебя, веря в тебя на все сто процентов. Даже в мистера Формана у меня не было столько веры, сколько в тебя, Яков. Возможно, моя неприязнь к лейтенанту и снизила моё мнение о его способностях.

— Не беспокойся, Акио. Гуляние будет не неделю, как делали наши предки, а только один день, — решил ты.

Члены собрания закивали в знак согласия с императором. Я даже не знала, что и сказать. С одной стороны, я восхищалась тобою, видя, что ты очень заботишься о своём государстве, с другой — была в смятении в связи с ближайшими событиями. Моя свадьба. Самый светлый день для всех девушек, когда прекрасный жених возьмёт их в храм и даст обет верности только им. Мне сразу вспомнился мистер Форман. Как бы он отреагировал на мою свадьбу? Наверное, возненавидел бы меня. Теперь я — его враг, предатель, однако где-то глубоко в душе я верила, что лейтенант ищет меня, не верит, что предала человечество. Я и сама считаю, что никого не предавала. Мне хочется стать голубем мира и соединить хищников с людьми.Собрание было окончено. Все поручения ты должен был дать завтра с утра, а пока всем хищникам был нужен отдых.

Внезапно у меня возник вопрос: всё последнее время я видела только человекоподобных хищников. Где же тогда обитают те хищники, что потеряли свой человеческий облик, став монстрами? Я вопросительно глянула на тебя, Яков. Ты, почувствовав мой взгляд на себе, обернулся ко мне.

— Ты что-то хотела спросить, Аза? — удивлённо спросил ты, словно все карты были раскрыты передо мною и любые вопросы были лишними.

— Где живут ваши братья, что перестали быть похожими на людей? И почему они стали такими? — поинтересовалась я.

— Аза, хищники — искусственные существа, придуманные людьми. Изначально все мы имели человеческие корни и были такими же, как и вы. Но переродившись в хищников, не все сумели оставить человеческую внешность и душу. Произошли страшные мутации, результаты которых ты уже видела. Кто-то, вообще, потерял разум и стал убивать всё подряд. Таких пришлось устранять. Мы хотели быть людьми, несмотря на свои особенности, однако человечество не приняло нас, решив, что мы — их ошибка, которую надо устранить. Те хищники живут отдельно от наших селений. За Разумной стеной, как говорим мы. Тем братьям совсем плохо живётся из-за их особенностей, которые не принесли им никакого счастья. Они сами боятся осквернить нас, истинных хищников, своим безобразием и слабоумием. Может быть, те хищники никогда не станут великими умами, зато они самые верные солдаты. Их физические навыки потрясают воображение. Аза, не стоит их бояться, — объяснил ты.

«Ты слишком хороший человек,» — подумала я.

Мне стало жалко хищников, стало противно жить бок о бок с человечеством. Но и та сторона тоже была жертвой. Здесь трудно выбрать кого-то одного. Хищники защищаются, однако не прекращают войну, а человечество продолжает наступать, не думая ни о каких переговорах, продвигая свою версию истины. Похоже, я запуталась в этой древней вражде.

— Дорогая, тебе тоже стоит отдохнуть. Я покажу тебе спальню, — с этими словами ты, Яков, повёл меня куда-то из зала.

Красивые белые мраморные коридоры были похожи на лабиринты, которые будто вели в рай. Я с интересом разглядывала замысловатые фрески, которые украшали потолки, потом мой взор упал на мягкие-мягкие ковры под моими ногами. Смесь Ближнего Востока и Европы в одном здании поражала воображение.

Вот появились массивные деревянные двери с резными ручками в виде голов львов. Я такое видела только на исторических фото, зная, что за такими дверями находились покои членов королевской семьи. Получается, сейчас я должна чувствовать себя принцессой, которая вскоре станет королевой? Этот похоже больше на нереальную сказку, чем на явь!
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 11) — Мы одинаковые Светлая Лана 19:11:06
Ты, Яков, взял меня за руку и повёл к подвесному мосту, который соединял выступы в пещере. Стоило мне встать на первую дощечку, почувствовать, как она подо мной шатается и глянуть вниз, где из бесконечной бездны торчали острые вершины скал, то мне показалось, что вся моя жизнь пронеслась передо мной в одно мгновение. Страх… Животный страх, что заставляет сердце замереть и затуманить разум, овладел мной. Мне хотелось и бежать, и не двигаться, в общем, я паниковала.

— Аза, смотри только на меня, — сказал ты, коснувшись моего плеча, чтобы я смогла прийти в себя.

Я так и сделала. Стало легче, когда я перестала смотреть в бездну, однако я настолько сильно разволновалась, что в голове были только жуткие картины. Одна хуже другой. То мне казалось, что я вот-вот сорвусь с этого моста, и острая вершина скалы проткнёт моё тело насквозь, алая кровь потечёт в непроглядную тьму, мои глаза устремятся в одну точку, страх и боль будут отражаться в моём взгляде, бледных губах.

Я могла так продолжать и дальше, но я не хочу вспоминать больше эти мысли, от которых до сих пор стынет кровь в моих жилах.

Наконец-то, я почувствовала землю под ногами. С другого выступа к самому поселению вела обычная лестница, сделанная уже в самой скале и не такая пугающая как подвесной мост.

Вот мы и в поселении хищников. Меня окружают разноцветные юрты, в которые входят и выходят люди в таких же пёстрых нарядах с капюшонами, отдёланными яркими мехами. К Якову подбегает куча ребят. Они тянут его за длинных хитон, зовут куда-то, но ты извиняешься, гладишь каждого по голове. Смеясь и улыбаясь, маленькие хищники скрываются среди юрт, совершенно не расстроившись твоим отказом.

— Они словно настоящие человеческие дети, — шепчу я.

— Мы все похожи на людей, — отвечаешь ты.

Тогда зачем нам эта война? Почему мы не можем жить в мире? Теперь я не вижу смысла в войне. Да, хищники убивали наших, однако и мы не лучше.

Я с тобой иду вдоль длинной улицы, состоящей из юрт. Вижу, как около каждого вычурного «домика» на верёвках сушится рыба, какие-то человекоподобные куклы, стоят около входов.

«Обереги,» — мелькает в голове.
У нас в деревни в каждой хате была целая куча простеньких тряпочных или соломенных кукол, называемых оберегами.

«Эта кукла — от сглаза, а эта — от порчи,» — слышу я матушкин голос и невольно оборачиваюсь назад, словно она сидит сзади меня и перебирает каждую куколку.

Юрты сменились каменными невысокими домами, крыши которых соединяли покрывала с замысловатыми восточными узорами. И наряды местных сменились: хиджабы, кафтаны, туники и платья из лёгкого шёлка. Я будто бы оказалась на дальнем Востоке, про который читала лишь в книжках.

— Брат Яков, слава Аллаху, вы решили посетить наш район после долгого отсутствия, — обратился к тебе прохожих, подняв руки к небу, дабы показать, что великий Аллах услышал его молитвы.

— И я рад видеть тебя, Башир, — улыбнулся ты хищнику.

— А позвольте, Повелитель, узнать, что это за прекрасный цветок Востока сопровождает вас? — спросил Башир, потирая голубой перстень в руке.

Я почувствовала, как начинаю краснеть до кончиков ушей и поступила взгляд, в которые лишь одна неловкость.

— Это Аза, моя спасительница, — представил ты меня другу.

— О, неужели это тот самый ваш ангел-хранитель! Ваша ненаглядная спасительница, про которую вы постоянно говорили! — улыбнулся мужчина, поглаживая густую чёрную бороду. — Тогда позвольте мне сделать небольшой подарок вашему цветку Востока.

С этими словами Башир направился к ларьку с драгоценностями и протянул мне колечко с бирюзой.

— Лучший камень Востока для ангела нашего Повелителя, — сказал хищник и протянул мне подарок.

Я взяла его дрожащей рукой, надела на указательный палец. С первой минуты оно пришлось мне по вкусу. С другой стороны, я не могла принять такой дорогой подарок, но видя, как Башир восхищается тобой, всем связанным с великим братом Яков, я решила не расстраивать его.

Поклонившись тебе, хищник вскоре удалился в свою лавку, а мы пошли дальше.

— Куда мы идём? — спросила я.

— В самый центр нашего селения, — ответил ты.

Восточные яркие покрывала, мягкий шёлк, драгоценные камни сменились паровыми двигателями и гудками, строгими готическими пышными нарядами, бесчисленными газетными киосками, из которых пахло свежими чернилами.

Какая-то дамочка в тёмно-зелёном платье и с кружевным зонтиком подлежала к тебе и стала писклявым голоском тараторить, как рада тебя видеть в их районе. Я же почувствовала укол ревности, однако сделала вид, что интересуюсь гудками, расположенными над каждой дверью и из которых вылетали противные звуки и белый пар. Весь этот район напомнил мне Англию девятнадцатого века. Я впервые смогла увидеть часть этой эпохи вживую, а не на страницах учебника всемирной истории.

Вот только я не могла понять, почему всё поселение хищников выглядит так, будто здесь смешались разные эпохи и страны? Этот вопрос стал мучить меня.

— Можем идти дальше, — сказал мне ты, когда противная дамочка посеменила по своим делам, и только её зелёным кружевной зонтик мелькал то тут, то там.

— Яков, почему вы живёте в разных эпохах? — прямо спросила я.

— Мы выбрали самое лучшее из всех времён, — начал ты.

— Разве в эти времена была более-менее нормальная медицина, доступное всем обучение, равенство хотя бы?! — воскликнула я.

— Нет, нет! Медицина и образования у нас на высшем уровне современного времени, а из прошлого мы взяли лишь культуру, моду, самые приемлемые для современников обычаи и больше ничего. А равенство разве было когда-то? Даже вы, люди, высшие существа эволюции, стремящиеся к идеалу, не смогли за целые эпохи прийти к равенству, — продолжил ты, внимательно наблюдая за моей реакцией.

— То есть, ты считаешь, что равенства нет? — пришла я к своему выводу.

— Оно существует, но в таких малых количествах и кругах общества, что мы его просто не замечаем, — ты ласково погладил меня по голове.

Теперь передо мной встали два образа: твой и мистера Формана. С одной стороны, хищник, жестокое существо, которое стремится к идеальному и видит его в мелочах, а с другой — человек, который не хочет быть равным со всеми. Лейтенанту нравилось уважение других солдат, гражданских. К тому же, он не мог признать во мне равного себе солдата, точнее, мой начальник не мог поставить женщину наравне с собой. Я не спорю, что могу физически отставать от него, однако морально я такая же. Я — женщина, которая хочется выбиться в люди.

Я сжала руки в кулаки. Сейчас, когда я вспомнила мистера Формана, мне стало стыдно за то, что я так просто поддалась врагам и совсем забыла об нашем уговоре. Теперь, наверное, лейтенант сходит с ума, ища меня, либо меня признали предателем и на стороне людей ждёт самое жёсткое наказание — смертная казнь.

— Вот мы и в центре, — сказал ты, указав на белый просторные дом, больше похожий на дворец.

Из него к нам вышел дворецкий. Паренёк поприветствовал тебя и представился мне Архиппом. Он проводил нас в огромный зал, где стоял большой круглый стол, что показалось мне отсылкой к рыцарям Круглого стола и королю Артуру. Королём, конечно, же был ты, Яков.

Кроме нас с Архипом в зале никого не было. Мне стало как-то неуютно в компании двух мужчин.

— Когда прибудут остальные? — поинтересовался ты у дворецкого.

— С минуты на минуту, брат Яков, — поклонился Архип и удалился.

Я же до последнего провожала его взглядом. Вот его чёрного макушка скрылась за дверью, которая так хлопнула, что я аж вздрогнула. Воцарилась тишина. Я была наедине с тобой в огромной зале, боялась проронить слово и слышала лишь своё сердцебиение.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 10) — В плену Светлая Лана 19:09:50
Мне впервые ничего не приснилось. Ничего… Это слово словно олицетворение пустоты. Без границ, без конца. Где же ты, Яков? Я впервые всем сердцем желала, чтобы мне снились сны, чтобы ты ещё хоть разочек приснился мне.

«Я больше не хочу быть в мире грёз, если там нет Якова! Я не хочу больше прятаться в кромешной темноте от жестокой реальности!» — мелькали в голове мысли.

И вдруг мне приснился сон. Нет, кошмар. Была ночь, но луна светила настолько ярко, что я смогла разобрать в темноте чей-то силуэт. Это была я и кто-то ещё! Я сидела рядом с незнакомцем, который спал неспокойно: то стонал, то рвал от боли траву.

Светлые курчавые волосы отливали золотом при лунном свете, болезненно бледная кожа, однако глаз этого человека я не видела. Я и так поняла, кто это был.

Я стала наклоняться к тебе, было слышно моё рваное дыхание, а затем раздался хруст костей. Да, да костей! На траву брызнула кровь, послышалось чавканье. Я замерла, затаила дыхание. Страх сквовывал тело, но мне хотелось узнать, что случилось с тобой в тот день, когда мы впервые повстречались.
Я подошла поближе к себе из прошлого и увидела, что все мои руки и рот были в крови. Треск. Я отрываю от остатков тела Якова кусок плоти. Я ем словно животное. Нет, словно монстр! При виде разорванного тела, вывернутых кишок и пустых глазниц меня стало тошнить, однако я смогла справиться с позывом рвоты.

Я из прошлого встала землю и мой безжизненный мутный взгляд устремился в конец чащи, а потом я бросилась со всех ног туда.

На этом мой кошмар и закончился… в мире грёз. В реальности мне ждало много потрясений. Например, когда я проснулась, то увидела около себя сестру Якова и её дружка, который точил небольшой кинжал с синей рукоятью.

Сначала я хотела закричать, но решила, что не привлекать внимания других хищников. Я попыталась встать. Какие-то верёвки врезались в кожу, вызывая невыносимую боль.

— Лучше не сопротивляйся, — посоветовала мне голубоглазая девушка.

Я была настолько напугана и опустошена из-за кошмара и плена, что прислушалась к совету военной. Когда я снова легла на кровать, то верёвки уже не впивались так сильно в кожу.

— Позови брата, — шепнула девушку дружку, которого при битве называла Августом.

Он вложил кинжал в ножны и вышел из помещения, похожего на юрту. Лишь небольшая керосиновая лампа освещала юрту. Меня не столько смутила «комната», сколько устравшие технологии хищников.

«И это говорит девчонка, выросшая в деревне, где освещением часто служила жалкая лучинка, » — размышляла я.

Я стала перерсмысливать свой сон. Получается в тот день я съела?! Я стала монстром, убийцей! Тогда с кем же я общалась во снах? С призраком, галлюцинацией?

Пока во мне бушевала буря эмоций, в юрту вернулся Август, широко расдвинув звериные шкуры, словно сейчас сюда войдёт царь или сам Бог. Но ни царя, ни Бога не оказалось. Внутрь вошёл ты, Яков.

«Живой! Невредимый!» — кричала я в душе.

Ты подошёл ко моей кровати, сел рядом со мной. Длинные белые рукава одежды, схожей на кимоно, упали на моё дрожащее тело. В светлых волосах снова красовался венок из полевых цветов. Ты выглядел нелепо среди своих сородичей в военной форме, но тогда именно ты, Яков, заставил меня отбросить на пару минут трагические мысли.

— Здравствуй, Аза, — с твоих ярко-розовых уст слетели слова приветствия, а я заворожённым взглядом смотрела на тебя.

Затем ты бросил злой взор на сестру и Августа.

— Почему вы так жестоко обошлись с моей драгоценной спасительницей? — возмутился ты.

— Она же на стороне врагов! — возразил военный, поправляя в волосах перо.

— Аза не намеренно оказалась в их рядах. Куда же ты смотрела, сестра Алевтина? — обратился ты к сестре.

— Брат, я правда-правда сожалею. От всего сердца, — с этими словами девушка приложила свою ладонь к груди.

Ты лёгким движением разорвал верёвки. Почувствовав свободу, я резко села на кровати, продолжая благоговенно смотреть на тебя.

— Сестра Алевтина, позови помощниц, — приказал Яков голубоглазой девушке.

Военная пулей вылетела из юрты, а за ней — Август. Я же сжала в руках грязную ткань штанов, нервничала, не зная, что сказать тебе.

— Ты удивлена? — спросил ты прямо.

Я кивнула. Язык совсем меня не слушался да и мысли спустались в одну кучу.

— Спасибо, что не отвергла меня, — улыбнулся ты.

— Как же я могу тебя отвергнуть, если ты погиб из-за меня?! — воскликнула я и почувствовала, как предательски горят мои щёки.

— Ты не убивала меня, а помогла мне воскреснуть, — продолжал ты. — Я был на грани смерти после жизни у работорговцев. Нам, хищникам, не восстановиться, зато мы можем воскреснуть.

— Тогда как смогла убить тебя, если ты просил о помощи?! — по моим пунцовым щекам текли слёзы, которые я не могла больше сдерживать в себе.

— Благодаря нашему гипнозу, внушению, — сказал ты, погладив меня по голове. — Не плачь.

С этими словами ты, Яков, провёл своими слишком изящными для юноши пальцами по мокрым дорожкам на моей коже, бережно убирая их.

— Т-ты меня использовал в с-своих целях… — пробормотала я дрожащим голосом.

— Прости… Ударь меня за это, — извинился ты передо мной.

Раздался удар. На твоём лице остался алый отпечаток моей ладошки. Я до последнего считала, что ты всегда был невинным и чистым, словно ангел. Похоже, и я могу ошибаться… Я плачу прижавшись к тебе, не понимая, почему я продолжаю тянуться к тебе даже после всего, что ты сделал со мной.

Вскоре в юрту пришли две девушки с длинным розовым платьем, похожим на твоё, Яков, и тазом с водой и мочалкой.

— Я временно покинул тебя, Аза, — улыбнулся ты, прикрывая след пощёчины от девчушек.

Хищницы помогли мне помыться и переодеться. В воду были добавлены масла и теперь от меня приятно пахло цветами, а не грязью, сыростью и потом, который скопился на одежде за несколько дней.

Лёгкий розовый шёлк коснулся моей кожи. Как же было приятно очутиться в столь приятной одежде после грязной военной униформы. Одна из служанок завязала платье сзади на большой бант, а вторая — закрепила мои волосы золотистым гребнем.

— Можете входить, — хищницы позвали тебя в юрту.

Ты улыбнулся, при виде меня в новой чистой одежде. Я не хотела с тобой разговаривать после того, как узнала правду, но что-то тянуло меня к тебе.

— Пошли, Аза. Я тебе кое-что покажу, — сказал ты и протянул мне свою большую бледную ладонь.

Я мгновенно взялась за неё. Мне становилось легче, когда ты был рядом. Да что я буду делать в плену, если начну враждовать с хищниками? Так хоть смогу разузнать что-нибудь важное для штата. Они ведь спасут меня когда-нибудь!

И тут я вспомнила про спор с мистером Форманом. Я проиграла и стала его врагом. Теперь не только лейтенант, но все ребята знают о том, что я — хищник.

«Простите меня, мистер Форман,» — мысленно извинилась я перед начальником.

Выйдя из юрты, я увидела огромную пещеру, на дне которой были такие же юрты, как и моя. Мутным светом освещали большие хрустальные люстры. Это выглядело нелепо на фоне пещер и юрт.

— Это часть нашего поселения, — сказал ты, указав рукой на нелепые ляпистые юрты.

— Я не знала, что хищники так похожи на людей и живут в своих поселениях… — восхищённо прошептала я.

Я и впраду не знала, что эти твари настолько умные. Да, когда я встретила сестру Алевтину, то была удивлена, что хищники бывают похожими на людей, но чтобы они могли строить дома и жить, как люди! Ты прижал меня к себе, не отводя взгляда от поселения и хищников, которые спешили по своим делам. Среди них я увидела маленьких детей.

«Они такие же как мы!» — воскликнула я в душе.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 9) — Битва Светлая Лана 19:07:03
Погода стала портиться: моросил холодный дождик, ветер усиливался и послышался первый раскат грома. Я прижала к себе винтовку, которую ещё только-только стала осваивать. Моё сердце сжималось от страха и хотелось уже смириться с проигрышем в споре с мистером Форманом, однако последние крупицы гордости заставляли меня не сдаваться. Рядом со мной сидел паренёк, постоянно вздрагивающий при каждой тряске. Он очень хотел спать, но на службе можно было забыть про сон. Я не знала ни имени, однако сочувствовала ему, как будто передо мной сидел не незнакомый рядовой, а Келли.

Это сочувствие ко всем людям мне привили родители ещё в детстве. Даже когда у нас были последние крохи еды и одежды, мы всё равно делились ими с соседями, у которых ничего не осталось. «Все мы люди,» — часто говорила мамка, худенька бабёнка со впалыми щёчками, но живой улыбкой на лице. Она никогда не унывала, поддерживала нашего главу семейства и учила меня выживать в сложные времена. Несмотря на это, мне до сих пор кажется, что выжила в своём путешествии, потому что родилась в рубашке. Возможно, так и есть, а, может быть, я ошибаюсь. Это теперь не имеет значения. Главное, чтобы я смогла когда-нибудь вернуться на Родину и сказать мамке, что я достигла своей мечты и теперь могу выбиться в люди, помогать семье.

Резко остановилась машина. Я упала на полу-спящего соседа, который на инстиктивном уровне поднял винтовку, готовясь стрелять во врага, но, поняв ситуацию, опустил оружие. Солдаты стали шептаться между собой. Я же извинилась перед пареньком, насторожилась, пытаясь прислушаться, однако шёпот сослуживцев заглушал все звуки, доносившееся из вне.

Вдруг я услышала грозное рычание, затем моё любопытство настолько возросло, что я осмелилась высунуться из кузова. Мы находились в лесу, лил ливень, казалось, что деревья стоят за прозрачной водной стеной. Затем я увидела какие-то непонятные силуэты на фоне леса. Они стремительно приближались к нам. Я сумела разглядеть нечеловеческой длины руки и ярко-жёлтые глазки.

«Это же хищники!» — первое, что пришло мне в голову.

Внезапно меня кто-то схватил сзади за шкирку и затащил обратно в кузов. Я обернулась и увидела злой взгляд лейтенанта. Он явно был недоволен моей выходкой, однако выяснять отношения не было времени.

— По моей команде двое из ваших стреляют в тех тварей. Как только они будут мертвы, наша машина трогается и мы едем в самую чащу, где прячем её и назначаем караульных. Остальные идут за мной. Где-то через полчаса сюда прибудет подкрепление хищников и, по мнению наших командиров с ними будет особый хищник или хищники, которые не утратили свой разум окончательно. А сейчас Багрянов и Уайт садитесь к краю кузова и ждите приказа, — сказал зеленоглазый мужчина.

Багрянов и Уайт были одними из самых старших и опытных из нашего отряда. Они не в первый раз были в бою, однако этим паренькам было далеко до таких, как мистер Форман или тех же Келли с Камиллой. Бойцы прицелились, ожидая команды лейтенанта. Я аж затаила дыхание.

— Пли! — воскликнул мистер Форман.

Раздались выстрелы. Первые два чёрных силуэта упали замертво. Я удивилась, что мы смогли так просто победить этих тварей. Возникал следующий вопрос: «Так почему же мы до сих пор не победили всех хищников?» Возможно, всё дело в этих особенных хищниках, про которых упоминал мой начальник.

— Пли! — повторил приказ мужчина.

Вот следующие два силуэта упали на землю. Завелась машина. Мы поехали в самую глубь леса. Передо мной до сих пор стояла картина тех мёртвых монстров, особенно двух последних. Они упали совсем близко от грузовика, что я смогла разглядеть их изуродованные лица с вывернутыми набок челюстями, с которых текла кровь вперемешку со слюной, длинные крючковатые пальцы застыли, хватаясь за травинки, в ярко-жёлтых глазах была полная пустота, присущая всем трупам. Меня начинало тошнить от такого колорита военный действий.

«Это тебе, Аза, не в штабе с Келли хихикать, пока мистер Форман не слышит ваших разговоров,» — подумала я.

У нас оставалось всего полчаса до того, как прибудет подкрепление хищников. Мы остановились в глубине леса, где начинался сплошной бурелом. Здесь хватало веток, мха, опавшей листвы, деревьев, которые навалились друг на друга, и образовали стену, что могла бы скрыть наш грузовик от зорких глаз врагов. Слава Богу, в наличии была специальная маскировочная сетка и не одна. Хорошо замаскировав машину под местный пейзаж, оставив двух хлопцев в качестве охранников, мы тронулись к полю битвы.

Мой командир рассказал, что в данном районе очень много хищников. Наши разведчики ценной собственной жизни смогли вычислить их места, где монстры чаще всего собираются. Теперь, благодаря полученной информации, наш отряд мог ожидать хищников в засаде.

Мне казалось, что я сижу на сырой земле целую вечность. Ноги немели, глаза слипались, но я не держалась. Внезапно на поляну стали выходить хищники. Мы притаились за камнями, ожидая грядущей битвы. Мне повезло, что между камней, за которыми я пряталась была маленькая щёлочка, через которую я могла видеть происходящее на поляне.

Уже собралось порядка десяти хищников, как к ним вышел один из особенных. Это был молодой парень в военной форме в точности как у нас. Возможно, он стащил её с мёртвого бойца. Внешне вражеский командир ничем не отличался от обыкновенного человека, не считая его странных украшений, что делали его вид нелепым. В тёмных коротких волосах торчало длинное птичье перо, прикреплённое к ним благодаря обтягивающей алой головной повязке, в ушах торчали серьги из клыков каких-то животных, может быть, даже самих хищников, на шее висело ожерелье из мелких ракушек. Мне этот парень напоминал больше индейца, чем современного военного.

— Ишь какой расфуфыренный, — процедил сквозь зубы лейтенант.

Я была согласна с мнением мистера Формана. С другой стороны, этот хищник является командиров и не стоит его не до оценивать из-за нелепого внешнего вида. Я уже ждала нашего часа, мысленно ругая начальника.

«Ну, чего ты медлишь?! Уже пора выступать!» — кричала я в душе.

Но когда на поляну вышел ещё один особенный, я поняла, что ещё совсем неопытна и не могу полностью оценивать ситуацию. Лейтенант предвидел такой поворот событий, ведь он не первый раз был в бою и, может быть, не первый раз воевал в этом районе.

Наконец-то, до меня дошло, что вторым командиром оказалась сестра Якова, которая нападала на наш штаб. Внешне она была очень похожа на тебя, Яков, но в её глазах не было того огонька борьбы и ярости, который я увидел при встрече с тобой. Я бы сказала, что вся эта война была для неё больше игрой, развлечением, чем чем-то серьёзным.

— Пора! — прошептал мистер Форман.

Военные подготовили винтовки, прицелились. Мне было сложновато с первого раза в бою выстрелить прямо в хищника, но я надеялась, что смогу хотя бы задеть его. По команде мы выстрелили. Три хищника упали сразу, а четвёртый получил лишь ранение в руку, которое нанесла ему я.

— Я так и знал! Так и знал! — завопил вражеский командир. — Я чувствовал, что нас будут ждать в засаде!

— Успокойся, Август. Научись уже наслаждаться битвой, — холодно ответила девушка, облизнув пересохшие губы.

В следующее мгновение она протяжно свистнула. В лесу раздался топот, словно к нам неслось целое стадо диких оленей. И лучше бы это и вправду были олени. Я увидела, как лицо лейтенанта перекосилось от злости. Было видно, что его обвили вокруг пальца. Если самого мистера Формана сумела обмануть, то меня бы и подавно убили бы в первом бою.

Мы не могли отступать. Надо было принять бой и вернуться хоть с какими-нибудь результатами в штаб. Наш отряд выскочил из укрытия и юноши бросились в смертельный. Вражеский командир с первого удара смог убить двоих наших. Пули не могли убить его, как других хищников. Голубоглазая девушка сразу же заметила меня и бросилась ко мне. На инкстинктах я выстрелила в неё из винтовки, однако она даже не повела бровью.

— Не надо меня бояться, дорогуша, — улыбнулась военная. — Яков ждёт тебя. Он говорил мне о нашей скорой встрече и вот она случилась. Давай, сестрица, пойдём со мной!

Её зрачки вмиг сузились, словно кошачьи. Я была настолько напугана, что не знала, что делать. Видя мою растерянность, девушка выбила из моих рук винтовку, а меня потащила за собой. Я стала кричать и биться пытаясь выбиться из её рук.

— Август, уходим! — крикнула она своему напарнику, который уложил уже немало наших.

Парень был готов пойти к нам, как его шею сдавили сильные руки мистера Формана. Хищник с лёгкостью смог убрать с себя лейтенанта, откинув его в сторону, словно мягкую игрушку.

— Мистер Форман! — крикнула я, однако мужчина не откликнулся на мой зов.

В следующую секунду я почувствовала удар по голове и отключилась. Последнее, что я сумела увидеть, — это трупы моих товарищей и хищников.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 8) — Прощание со штабом Светлая Лана 18:57:37
Я шла рядом с Келли, которая то и дело прижимала меня к себе, словно мы больше никогда не увидимся. Всё-таки она очень сильно привязалась ко мне. Для меня Милтон была единственным человеком, кто мог бы оплакивать меня, если бы я умерла, или радоваться моим достижениям.

«Провести целую миссию вместе с лейтенантом — это сущий ад!» — думала я, прощаясь с подругой, которая уже сидела в небольшом грузовике с другими военными.

С другой стороны, моё сердце бешено билось от одной мысли о мистере Формане. Я испытывала к нему столь противоречивые чувства, как неприязнь и что-то похожее на влюблённость. Да, именно влюблённость! О настоящей любви и в мыслях не было!

Для любви сейчас было не время и не место. Да и моя влюблённость тоже была не к месту. Но сердцу не прикажешь и поэтому оно живёт своей жизнью. И вот до чего эта жизнь доводит.

— Не говорю «прощай», а «до свидания», Аза! — выкрикнула из машины на прощание Келли.

— Обязательно вернись! — кричу ей в ответ.

Вместе с Милтон уехала и моя уверенность в завтрашнем дне. Мне пора возвращаться в общежитие. Начинает припекать, значит скоро будет дождь. Хотя у меня на душе уже целый ливень от той мысли, что меня будет мучить сам мистер Фроман.

Моя операция начнётся только ночью, а пока что я могу немножко поспать. Теперь даже сон для меня — это особый вид страха и мучения. Я знаю, что во сне я увижу вновь тебя, Яков. И ты будешь звать меня вновь и вновь. Мне тяжело даётся тот факт, что я теперь тоже хищник и могу жить с такими чудовищами, что нападали на наш штаб.

Я ложусь на уже скрипящую кровать. Здесь настолько старая мебель, что моя кровать совсем недавно стала скрипеть. Да, жизнь у меня та, что доктор прописал! Просто «супер»! Поворчав на скрипучую кровать и на свою жизнь, я спокойно засыпаю.

Вокруг меня темнота. Я ничего не слышу и не чувствую, словно все органы чувств вмиг перестали работать. Я оглядываюсь по сторонам, но вижу всего лишь темноту. Вдруг раздаётся чей-то смех. Я чувствую, как чьи-то ладони касаются моих щёк. Они шершавые большие тёплые и до боли знакомые, что перед глазами сразу же встаёт твой образ.

— Совсем скоро… — шепчешь ты. — Уже совсем скоро мы будем вместе. Ах, Аза, когда же я смогу обнять, поцеловать тебя? Я так скучаю по тебе…

Я вся краснею от таких слов, однако поворачиваюсь к тебе. Яков, твои небесно-голубые глаза чаруют меня! Я снова попадаю в сети ловкого паука и путаюсь в них, но не сопротивляюсь. Мне нравится быть твоей жертвой.

— Какая же ты красивая, Аза… Я, наверное, никогда не смогу насмотреться на твоё лицо, — говоришь ты, вгоняя меня в краску.

Сегодня на твоей голове я вижу венок из алых маков. Вспоминая, что сегодня у меня миссия, эти цветы моментально ассоциируются с кровью, которая прольёться в сегодняшней битве. А она обязательно прольёться. Не может быть такого, чтобы кто-то не погиб иди не получил ранения после похода в самую опасную зону, где находится большинство хищников.

«Возможно ли, что маки ассоциируются у Якова с нашей кровью? Если он такой же монстр как и все хищники, то ненавидит людей. Тогда почему я для него особенная? Только потому, что спасла его жизнь однажды?» — задавалась я вопросами.

Ты наблюдал за мной, словно за ручной зверушкой, которая забавляла тебя. Когда ты заметил мою задумчивость, то немного наклонил голову набок, с интересом наблюдая за дальнейшими моими действиями.

Я не сразу заметила, что ты так пристально смотришь на меня, потому что полностью ушла в свои мысли. Когда же я почувствовала на себе твой взгляд, то я сначала испугалась. Даже не знаю почему я смогла испугаться тебя, Яков, невинного на вид юношу, который ни разу не причинил мне вреда. Наверное, такие мысли очень наивные, ведь если ты не навредил мне сейчас, то не значит, что потом тоже не навредишь.

— Аза, можешь поделиться со мною мыслями, что так тяготят тебя, — предложил ты.

— Я не могу понять, зачем мы должны сегодня и завтра, и послезавтра, и через неделю, месяц проливать кровь? Зачем мы убиваем, зачем нас убивают? — спросила я.

Ты громко рассмеялся, словно я сказала какую-то небылицу. И мне и вправду теперь казалось, что мои слова — это полная чушь. Смотря на твоё красивое лицо, чистые глаза, Яков, я не могу противоречить тебе, не могу считать тебя хищником.

— Люди всегда были неправы и рвались в бой. Они не любят быть вторыми, Аза, — сказал ты и моментально твой взор стал суровым, холодным и таким незнакомым для меня.

Да, люди хотят быть лидерами. Взять того же мистера Формана. Он считает себя победителем, лидером и любит, когда все признают его силу. А я, такая противная смертная, перечю ему, спускаю с небес и сбрасываю с его головы корону. Конечно, для него я самый настоящий враг.

— Аза, я буду с нетерпением ждать тебя! Помни, что человечество уже сгнило и прожило свою эру, — нарушил тишину ты, положив свои сильные руки на мои плечи.

— Неужели никак нельзя спасти нас?! — воскликнула я, однако видение уже исчезло.

Я снова заворчала, потянулась. В мои дверь кто-то стучал и звал меня. И этим кем-то оказался мой лейтенант.

— Вставай, гражданская, и побыстрее собирайся! — кричал мужчина.

— Да, да! Я сейчас! — ответила я начальнику.

«Гражданская»… Он так и не признал во мне военного человека. Похоже, что для мистера Формана я навсегда останусь простой надоедливой девчушкой.

Я вышла из своей комнаты и уже с первой минуты пребывания наедине с мистером Форманом пожалела об этом: зеленоглазый мужчина смотрел на меня пронизывающим взглядом, от которого становилось не по себе. Вроде бы, не в первый раз я сталкиваюсь с такой ситуацией, а до сих пор не знаю, что делать мне, как избежать этого страшного взора начальника.

— Надеюсь, ты готова к миссии и оставили все свои слёзки и выкрунтасы в этой комнате, — с хитрой улыбкой произнёс лейтенант.

Как же я была зла на него в тот момент! Мистер Форман, похоже, решил перейти все границы, лишь бы унизить меня, показать мне моё место, которого не было среди военных.

— Так точно, мистер Форман! — ответила я, пропустив те обидные слова мимо ушей.

Пусть начальник дальше веселиться. «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало,» — так звучит поговорка в моих краях. И она полностью описывает сейчас поведение лейтенанта. Он словно маленький ребёнок, который хочет отомстить мне за задетое самолюбие. И пока что у мистера Формана неплохо получается.

— Следуй за мной, гражданская, — приказал мне мужчина.

— Так точно! Только вот я уже давно не гражданская, а военный человек. Можете мне объяснить вашу неприязнь ко мне? — спросила я прямо.

В зелёных глазах военного вспыхнули азартные огоньки. Видно было, что мои слова задели его. Мистер Форман подошёл ко мне вплотную, почти прижал к холодной стенке. Он всем своим видом показывал мне, кто здесь главный.

— Столь дерзкая юная леди не должна перечить опытному командиру и, тем более, задавать вопросы столь личного характера во время миссий, — сказал мужчина, даже не моргнув глазом.

Затем он понял, что я не намерена больше наступать ему на пятки и готова сдаться, поэтому мистер Форман отошёл от меня. На секунду мне стало жаль, что мужчина так резко отошёл от меня на определённую дистанцию. Похоже, мне уже нравилось быть под его воздействием, в его плену. И бешеный сердечный ритм был тому доказанием.

Не проронив ни слова, лейтенант сел в грузовик, а мне указал на кузов, где сидели остальные солдаты. Я залезла к другим в кузов к другим рядовым, среди которых я заметила немало совсем молодых мальчишек и девчонок.

«Фронт никого не щадит,» — подумала я тогда.

Да, мне было жаль эту молодёжь, пускай моя жалость и не дала бы никакой пользы им. С другой стороны, мои слова звучат так, словно я теперь старая бабка, которая отжила своё и может покоится с миром. Не спорю, что я повидала многое, пока ехала в свой институт: бедность, нужду, горе, разочарование, отчаянную борьбу за жизнь и многое другое.

И вот машина поехала. Я прощалась с любимым штабом, пусть и жила там совсем немного. Было как-то грустно и одновременно страшно на душе. Казалось, что скоро произойдёт что-то очень плохое.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 7) — Новая миссия Светлая Лана 18:55:15
Я медленно обернулась к мистеру Форману. В его глазах горели огоньки злости. Я чувствовала, как аура вокруг меня становится какой-то тяжёлой, неприятной, что аж заболела голова. Теперь мне некуда бежать. Возможно, сейчас лейтенант раскроет мой секрет и я попрощаюсь со своей мирной жизнью в штабе.

— Что ты здесь делаешь в такую рань?! — злился зеленоглазый мужчина. — Воруешь?!

Он всё-таки заметил маленький кусочек мяса в моей руке. Надо что-то ответить ему, но правду говорить ни в коем случае нельзя. Что же мне ответить? Я проголодалась и решила немного поесть? Кто-то подтолкнул меня на кражу? Я случайно забрела сюда? Нет, нет! У меня совсем нет идей! Может быть, сказать, что я всё-таки своровала кусок мяса, из-за голода? При этом, я могу не говорить, что испытываю иной голод, в отличии от людей.

— Извините, мистер Форман, — ответила я, — этого больше не повториться.

— Ты по-любому не минуешь наказания. — холодно сказал лейтенант. — А пока что выходи-ка из кладовки и начнём наш разговор в более подходящем месте.

В этот момент мистер Форман казался мне самый добрым человеком на свете. Да, он сказал, что накажет меня за нарушение правил, однако не сдал меня начальству, которое наказало бы меня куда жестче, чем мой начальник. Я вышла из прохладной кладовой на улицу, почувствовала резкий перепад температур, что по коже пошли мурашки. Когда я только выходила из общежития, то ещё было прохладно во дворе, а сейчас так тепло, что даже становиться душно.

Зеленоглазый мужчина повёл в свою личную палатку, где он обычно заполнял документы, читал приказы, что приходили из главного штаба, вызывал других военных, которые нужны были ему для выполнения определённых операций.

Я впервые была в его кабинете за всё время, что я провела в штабе. Первое впечатление, которое я испытала при виде его, было смущением. Возможно, это потому, что я была наедине с мистером Форманом. Я до этого дежурила на пару с ним, однако сейчас мне почему-то неуютно. Как же стучит сердце и как неспокойно на душе! Боже, помоги мне сосредоточиться на своих обязанностях! Сейчас идёт война, гибнут люди, при этом, я как-то связана с хищниками. Мне некогда заводить романы, тем более, со своими коллегами!

— Вчера та преступница сказала, что про тебя и про то, что человеческий тебе уже чужд. — начал было лейтенант. — Я хотел бы узнать: знаешь ли ты что-нибудь насчёт этого? Ты ведь прекрасно понимаешь, что между тобой и хищниками чувствуется какая-то связь, а это может негативно повлиять на твоё положение в штабе.

Слова мистера Формана резали слух. Он всегда был таким прямолинейным, точным, что его слова били в самое сердце, попадали именно в ту больное место, которое ты так пытался скрыть от других. Эта черта характера и нравилась мне в военной, и бесила меня. Благодаря своему характеру, лейтенант быстро решал любые проблемы, однако как это было жестко по отношению к другим людям! Мистер Форман не прислушивался ни к чувствам, мыслям.

— Мы на войне, а она не терпит ранимости и нежности, — часто говорил мой начальник.

Я не считала его позицию плохой или хорошей. Ведь и вправду на войне нельзя быть мягкотелым, нежным и невинным ангелочком, который будет всех призывать к миру и вскоре погибнет от бездействия. С другой стороны, все люди, особенно дети, нуждались в доброте, ласке, которых не было на войне. И что самое удивительное, они любили мистера Формана, говорили, что получают от ту ласку, ту любовь, которых так не хватает.

— Просто у него особенный подход к нам, — однажды сказал мне один мальчик, что улыбнулся при виде лейтенанта и помахал ему ручкой.

Видимо, я не понимаю его «особенного подхода». Но как бы там не было, это всё равно не поможет мне избежать того вопроса, который задал мне зеленоглазый мужчина. Сейчас его глаза были очень яркими, светлыми, хотя обычно они были настолько темны, что, казалось, не видно было зрачков. Мне на мгновение показалось, что нахожусь на Божьем суде, а мистер Форман ангел, что показывает всему миру мои грехи, которых нельзя ни простить, ни искупить.

— Я не знаю, мистер Форман, почему хищники хотят связаться со мною. И это истинная правда. Возможно, они перепутали меня с кем-то, — оправдывалась я.

Мои оправдания всё равно будут ложью. Ведь я ни говорю о своей новой сущности. Где-то в глубине души я борюсь сама с собой, считая себя простой девушкой, а не монстром, что не прочь полакомиться человечиной.

— Наш разговор который раз заходит в тупик. Ты снова и снова говоришь о своей невиновности, но враги-то не считают тебя такой, — не доверял моим словам лейтенант.

— На то они и враги, чтобы путать вас! — не выдержала я.

Я пожалела о своих словах в следующую же минуту. Было видно, что я разозлила своего начальника. Он надвинул фуражку так, что его глаз мне не было видно, его руки то сжимались в кулаки, то разжимались. Я была уверена, что в его глазах было столько ненависти и злости ко мне, которая посмела перечить ему, Мирону Форману! Я и так с самого начала не вызывало у него симпатии, а я ещё и подлила масла в огонь.

— Тогда докажи свою невиновность! Мы сегодня же отправляемся в одну из самых опасных зон, где больше всего находится хищников. Наша задача — разведать обстановку и, если повезёт, то уничтожить как можно больше врагов. При этом, покидая место битвы, мы должны будем запутать врага и благополучно вернуться в штаб. Если тебя не схватят хищники, то твоя правда! Но стоит тебе оказаться у них в плену — это предательство! И оно не сойдёт тебе с рук! Согласна? — выпалил лейтенант.

Я не ожидала столько агрессии со стороны мужчины, но я не могла не согласиться. Сейчас моё положение хуже некуда, возможно, эта операция поможет мне выкрутиться, однако шансы у меня малы, а вот риск велик.

— Я согласна, — решила я.

На лице мистера Формана появилась хитрая улыбка. Он уже предвкушал победу. Лейтенант был настоящим мужчиной, что никогда не даст женщине властвовать над собой. Эта черта жутко нравилась многим девушкам.

— Ступай пока в общежитие, пока остальные не проснулись, — сказал мистер Форман уже более спокойным тоном.

Он выиграл. Он — победитель. Я же всего лишь жалкая девчушка, что вертеться у него под ногами, но мне кажется, что тогда, когда мой начальник поведал мне о своём прошлом, он видел во мне не просто ненужный мусор, а что-то вроде друга, а может быть и больше…

Я пошла назад в общежитие. Было трудно тихо подниматься по скрипучей лестнице, которая, кажется, вот-вот развалится подо мной. Я поднялась в спальни и услышала тихое пение Келли, которая успела проснуться. Я решила навестить свою подругу.

— Тук-тук! — сказала я, еле-еле стукнув в дверь кулачком. — Можно войти к тебе, спящая красавица?

— Аза, ты уже проснулась?! Конечно, заходи! — обрадовалась Милтон.

Я открыла дверь и увидела свою подругу по несчастью, которая пыталась расчесать свои непослушные рыжие волосы. На её лице сияла улыбка. Эта зеленоглазая девушка всегда представлялась мне в виде маленького весёлого ребёнка, который никогда не знал все беды и тягости жизни. Но я-то знал, что это не так.

— Ты сегодня рано встала, — заметила я.

— А ты, на удивление, тоже не продрыхла до десяти, — засмеялась подруга.

— Неужели я и вправду такая соня? — удивилась я словам Келли.

— Я не помнила ещё ни одного дня, до сегодняшнего, чтобы ты проснулась рано! — объяснила военная. — Как ты могла не заметить, что к тебе вечно приходит Мирон и будет, а потом ругает? Или же ты воспринимаешь это как знаки внимания?

Я покраснела от слов Милтон. Мне было так стыдно! Все солдаты вставали во время и самостоятельно, а за мной вечно приходил лейтенант и будил меня. Это был самый настоящий позор.

— Келли, а ты слышала о новой миссии, что начнётся сегодня? — поинтересовалась я у военной.

— Да, да! Похоже, Мирон решил втянуть тебя в неё. — догадалась девушка. — Я сочувствую тебе, ведь нас с Камиллой отправляют на другое задание и оно начнётся ровно через час. Зато ты сможешь провести ещё одну незабываемую ночь с нашим Мироном! Хотя она не принесёт тебе кучу позитивных эмоций…

— Ты права, — вздохнула я. — Можно я тебя провожу на миссию?

— Ну конечно! Аза, я так буду скучать по твоей миленькой мордашке, что она будет сниться мне каждую ночь, что я проведу на миссии! — обрадовалась Келли.

Я была так рада, что нашла такую хорошую подружку, как Милтон. Она вечно подбадривала меня. Я даже представить себе не могу, как смогу отплатить её за всё, что эта зеленоглазая девушка сделала для меня.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 6) — Жажда Светлая Лана 18:54:02
Я всё-таки сумела заснуть. Меня это, с одной стороны, радовало, но, с другой стороны, пугало из-за тех снов, где я виделась с тобой и не могла понять почему ты, Яков, преследуешь именно меня. Я уже полностью погрузилась в царство Морфея, ожидая встречу с тобой.

Мне не снились те пушистые облака, зато я лежала на зелёной траве среди различных цветов, что склоняли свои головки ко мне. Мне показалось, что всё это было как-то неестественно, а будто кто-то специально создавал эти сны для меня, что вся природа была такой прекрасной именно для меня. Это будет, конечно, эгоистично, однако мне нравилось, что всё вокруг было сделано для меня.

— Аза, если бы ты знала, как я счастлив, — раздался знакомый голос.

Я обернулась, догадываясь, что там будешь ты, Яков. Передо мной снова появился прекрасный принц. Блестящие бусины переливались на свету, вместо того белого хитона с плащом на тебе было бирюзовое одеяние с золотистой каймой, схожее на японские кимоно, венок из голубых колокольчиков — всё было прекрасно. Ты подошёл ко мне с большим букетом полевых цветов, от которых исходил такой приятный аромат, что аж кружилась голова. Мне казалось, что это всё происходит наяву.

— Аза, ты получила послание от моих собратьев? — ты спросил меня, убрав закрывающую лицо прядь за моё ухо.

— Д-да, только я не понимаю, какой будет толк в моём присоединении к хищникам? — недоумевала я.

Ты сел рядом со мной, задумчиво глядя куда-то вдаль. Я ожидала от тебя ответа, однако стала замечать, как твоё лицо стало хмурым, суровым. Мне казалось, что ты злился на меня, словно я не понимала какой-то простой вещи, которую могли понять все, кроме меня. Я была в такой растерянности, как ребёнок, который считает, что именно он виноват в проблемах родителей, и хочет загладить вину, которой нет.

— Ты становишься одной из нас, Аза. Скоро твоя сила полностью проснётся, и ты должна будешь уметь укрощать её. К тому же, ты нужна мне. — наконец-то, ответил ты. — Присоединяйся к нам! Иди ко мне!

С этими словами ты схватил меня за руки и прижал к своей груди. На моих щеках вспыхнул румянец. Может быть, для хищников или местных жителей это нормально, когда мужчина зовёт к себе женщину, однако у нас считается, если мужчина зовёт к себе женщину, готов делить с ней свой дом, то это всё равно, что брать её в жёны. Я никогда не была ещё так близка с мужчинами, как с тобой. Мне стало как-то не по себе, заболела голова, всё вокруг стало сливаться в какие-то размытые образы, которые я уже не могла разобрать.

— Я буду ждать тебя, Аза! — крикнул ты напоследок.

Затем всё вокруг меня почернело, словно я оказалась в непроглядной пустоте. Я была в полной растерянности, но вскоре эта пустота рассеялась. Я вернулась в реальный мир. Открыв глаза, я почувствовала, что живот сводит от голода. Вчера я так и не смогла ничего поесть из-за ночного дежурства. Я знала о своей новой сущности, которую скрывала от всего штаба. Возможно, я бы и поделилась бы этим секретом с Келли или даже с самим лейтенантом Форманом, однако это бы грозило мне смертным приговором или бы пожизненным заключением в качестве лабораторной крысы, на которой бы делали самые различные опыты, даже самые жестокие.

«Хищники не могут есть человеческую еду, кроме мяса, из-за их природы, — вспомнила я. — Мне надо раздобыть где-нибудь кусочек мяса, чтобы временно утолить голод».

Я открыла дверь своей комнаты, огляделась. Никто из соседних комнат ещё не проснулся. Я подошла к маленькому окошку, которое было в самом конце коридора, и выглянула на улицу. Солнце только-только стало подниматься из-за горизонта, освещая своими лучами землю. В штабе ещё было темновато, так что можно было прошмыгнуть в нужное мне место. Я знала, что кладовая находилась недалеко от того тюрьмы для хищников. Там я могла бы найти себе еду.

Внезапно мне в нос ударил до ужаса приятный запах. Мне казалось, что кто-то рядом готовит свежую молодую говядину или свинину. Меня потянуло к спальне Келли. Я так увлеклась запахом, что даже не заметила, как с моего рта потекли слюнки.

«Неужели так приятно пахнет Келли?» — поймала я себя на этой мысли.

Я тут же пришла в ужас. Похоже, та незнакомка вместе с компанией хищников была права насчёт моей новой сущности. Когда я впервые попала в штаб, то меня вырвало из-за овощей, в отличии от мяса. Теперь же я считаю, что от людей исходит приятный запах. Я воспринимаю их как… свою еду?! Нет, нет! Я должна взять себя в руки и подавить в себе столь отвратительное желание, как поедание людей. Может быть, мне нужно сбежать из лагеря? Но куда? К тем хищникам? Блуждать в одиночку, пока я не наткнусь на другую базу или вообще не окажусь на территории другого государства? Сейчас идёт война и границы в некоторых местах можно пересечь даже на машине. Многие страны потерпели большие потери из-за хищников. Во всяком случае, я слышала это от военных в штабе. Сейчас весь мир погрузился в хаос.

Пора мне выдвигаться. Я как можно тише пробегаю по коридору к лестнице. У меня снова появилось, то необычное чувство лёгкости как и тогда, когда я направлялась к штабу через поле и с лёгкостью могла спрыгнуть с крутых горок, при этом ничего не повредив. Я поставила одну ногу на перила лестницы, уже была готова полностью залезть на перила, как услышала чьи-то шаги, что доносились с улицы.

«Мистер Форман хотел навестить меня утром!» — промелькнуло в моей голове.

Я без всяких колебаний встала на перила и спрыгнула с них. Обычный человек мог запросто сломать себе пару рёбер, шею и многое чего другое, однако я почему-то с лёгкостью пёрышка опустилась на холодный пол. Из-за своего зверского голода я даже забыла надеть сапоги, которые мне выдали в первый день в штабе вместе со всей одеждой. Я подошла к выходу из общежития, выглянула на улицу и огляделась по сторонам. Слава Богу, что никого пока что не было на улице, но те шаги не давали мне покоя. Вдруг это и вправду лейтенант решил навестить меня и пока шёл до женского общежития, то зашел к командиру или к своим друзьям. Хотя я сомневаюсь, что у него есть близкие друзья среди военных. Он вообще мужчина молчаливый и скрытный. Мистера Формана можно при желании растормошить, однако желать многого от него не стоит. Лейтенант пробубнит пару слов и всё.

— Так осторожненько… Тихонечко… — шептала я сама себе, словно я могла бы забыть, что надо вести себя тихо.

Тогда я выглядела очень странно: крадущуюся девушка, которая что-то шепчет себе под нос и пытается по максимуму встать на цыпочки, чтобы её шаги были еле-еле слышны других людям. Я была уверена, что и для хищников я бы выглядела странно, но тогда я вся была на нервах и могла творить разную странную ерунду, после которой мне было бы стыдно за себя. Эта фраза никак не может быть моим оправданием. Я, наверное, прошла так до мужского общежития, от которого до тюрьмы хищников рукой подать.

Внезапно я снова услышала чьи-то шаги и обернулась. Мои догадки оправдались, когда я увидела уверенно шагающего к женскому общежитию лейтенанта. Он сейчас поднимется в мою спальню, не найдя меня там, поднимет весь штаб на уши, однако до того, как это сделает, у меня есть немного времени, чтобы утолить голод.

Я мгновенно рванула к кладовой, которая была закрыта только на засов, а не на замок, как обычно делают в штабе. Скорее всего, на посту около кладовой вчера дежурил Макс Конорс — ленивый малый, который не очень-то шарил во всей мировой обстановке и считал войну пустым делом. Самое главное для него жизни было поесть, поспать, познакомится с красивой девушкой, с которой Макс хотел бы провести всю свою оставшуюся жизнь, но несмотря на такие банальные желания, он не был прост. Да, как я упоминала выше, Конорс был ленивым человеком, однако с лёгкостью мог пойти в бой, зная, что если победим мы, то прежняя жизнь постепенно вернётся в эти мёртвые края.

Я же не согласна с Максом. Я не хочу возвращаться к прежней размеренной жизни, ведь я так стремилась начать новую сумбурную жизнь в другой стране, поступить в исторический институт, который разрушил во время начала войны. Теперь-то его восстановят только через несколько лет, когда все мои мечты станут несбыточными. Я хотела бы, чтобы после войны началась новая жизнь во всём мире, чтобы она не была такой размеренной и скучной, как раньше, а везде кипела жизнь, чтобы люди жили в быстром ритме и при этом не забывали о главном — проведённом времени с родными. Они не должны забывать это время и пытаться выкроить как можно больше времени для встреч с родными и близкими.

Это всего лишь мои мечты, которым не суждено сбыться. Я знаю, что мир прогнил насквозь и что после войны везде будет продолжаться преступность. А потом мир может ещё раз ввергнуться в хаос, но пока он ещё не смог выбраться с этого пекла, что медленно, но верно пожирает его, погружает в пучину отчаяния.

Все эти размышления были хорошей пищей для моего ума, однако мой организм требовал и другую еду — мясо. Я, к удивлению, легко смогла вытащить тяжёлый железный засов, который я никогда раньше не смогла бы даже сдвинуть с места. Когда я жила на своей Родине, то не то что железные засовы, я не могла вытащить деревянные засовы и открыть огромные двери амбара — единственного большого сооружения, которое имела моя бедная семья.

Я вошла в тёмную кладовую и мне сразу же ударил запах свежей крови. На днях к нам привозили говядину, но её было совсем мало, а прожить до следующей посылки надо было не меньше месяца. Я подошла к плотно закрытому шкафу для мяса, открыла его и мне представились алые висящие на крючках куски мяса, от которых исходил запах крови. Вряд ли, у обычного человека, который нормально питается и не очень-то любит вид свежего мяса с кровью, появиться аппетит в такой случае, однако во мне что-то изменилось и это что-то сделало меня хищников. Я потянулась к сочному куску говядины и оторвала кусок мяса. Я удивилась своей силе, которая появилась у меня после твоего исчезновения, Яков.

Мясо таяло во рту. Металлический вкус крови сводил меня с ума. Я никогда ещё не ощущала такого наслаждения от простого куска мяса. Это пугало меня, ведь, возможно, я сначала буду наслаждаться говядиной из кладовой, а потом захочу попробовать Келли или Камиллу.

— Вот ты где, гражданская! — раздался строгий голос мистера Формана, от которого у меня затаилось дыхание и страх сковал моё тело.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 5) — Сообщение Светлая Лана 18:52:44
Незнакомка внимательно смотрела на меня, что я чувствовала себя не в своей тарелке. Её ярко-голубые глаза прожигали меня насквозь. Почему именно сейчас мне вспомнился ты, Яков. Как же была похожа эта девушка на тебя! Только в твоём взгляде было больше спокойствия, безразличности. Эта незнакомка была очень энергичной, её глаза метались из стороны в сторону, обследуя местность. Похоже, она не просто главная в своем отряде, но ещё и разведчик.

Лейтенант достал из кобуры пистолет, прицелился в голубоглазую девушку. Я могла бы просто закрыть глаза на происходящее, просто услышать звук выстрела и, возможно, потом увидеть труп юной незнакомки, которая была какой-то связана с хищниками.

— Можешь не пытаться убить меня, человечишка. — холодным тоном сказала она. — У меня есть послание для спасительницы моего брата и предложение.

— Не нужно ей никаких сообщений и предложений от всяких тварей, как вы! — рявкнул мужчина и хотел было нажать на курок.

В этот момент я остановила его. Я хотела сама разобраться с этой загадочной девушкой. Это была только моя битва, а не мистера Формана. Всё-таки незнакомка искала меня, а значит другие люди её мало волнуют. Возможно, это будет глупый поступок, но если я стану жертвой хищников и при этом смогу спасти всех жителей штаба, то больше мне ничего и не надо.

— Мистер Форман, позвольте мне поговорить с ней, — попросила я зеленоглазого мужчину.

— Нечего тебе разговаривать с хищниками! Тем более, ты сама минуту назад направляла на неё пистолет, а теперь будешь вести переговоры?! — не успокаивался лейтенант.

— Но это может сработать! Разве на войне не все средства хороши? — не унималась я.

— Скажи, ты сможешь убрать всех хищников из штаба, если я выслушаю тебя? — обратилась я к девушке.

В её голубых глазах сверкнули озорные огоньки, а сама военная улыбнулась. Мне было не по себе от её улыбки. Возможно, я сейчас сделала великую ошибку в своей жизни.

— За спасение моего брата, я выполню любой пожелание его спасительницы, — ответила голубоглазая девушка.

Я была рада в душе, что военная согласилась на эту сделку. Я подошла к незнакомке ближе, чтобы показать, что теперь я её не боюсь и могу выслушать. Девушка свистнула, и по всему штабу раздались вопли хищников, а вскоре и их громыхающие шаги, которые я, вряд ли, забуду. В тот момент мне стало настолько страшно, что, казалось, сердце вот-вот остановиться, а перед глазами появится непроглядная тьма, но я успокаивала себя тем, что вскоре всё закончится, хотя не была уверена в этом. Теперь никто не был ни в чём уверен.

Внезапно между мной и незнакомкой появился хищник. Он был похож на то чудовище, которое я видела в штабе, только его глаза не были бесцветными. На меня внимательно смотрели два ярко-жёлтых глаза, что аж табуны мурашек пробегали по моей спине. Существо издало грозный рык и обернулась лицом к голубоглазой.

— Госпожа… Приказываете… — прохрипел хищник.

«Они могут разговаривать? — пронеслось в моей голове. — Может быть, они далеко не примитивные создания, как тот, который сидел в клетке. Хотя, возможно, и он тоже далеко не глупый. Как же с хищниками бороться, если они могут разгадать наш план?»

— Покиньте штаб. Я постараюсь как можно быстрее закончить здесь свои дела и догнать вас, — приказала военная.

Существо сделала что-то похожее на неуклюжий поклон. У хищников даже есть правители, возможно, сословия. А если вдруг существует и целое королевство или государство этих тварей? Я теперь была в полной растерянности. Вскоре монстр скрылся во тьме. Во всём штабе стало тихо-тихо. Казалось, что никто и не нападал на нас.

— Брат, рассказывал мне про свою спасительницу Азу. — начала было девушка. — Ему она очень по душе, и Яков просил передать тебе, что не может дождаться встречи с тобой. Ты ведь уже встречалась с ним во сне?

Я удивилась, что она знает про мои довольно странные сны. На моих щеках появился лёгкий румянец, когда я услышала, что ты заинтересовался такой простушкой, как я. Яков, ты был первым мужчиной в моей жизни, кто заявил о своей симпатии ко мне.

— Можешь не удивляться, откуда я знаю про твои сны. — заметила моё недоумение незнакомка. — Хищники много чего знают. О, если бы ты присоединилась к нам, сестрица, то узнала бы многое, чего простые смертные тебе не расскажут, увидела бы такое, чего простой человечишка никогда не увидит. Ты ведь понимаешь уже, что человеческий мир тебе чужд? Яков дал тебе возможность начать совсем иную жизнь. Я дам тебе два дня на размышление, но лучше тебе согласиться, и не злить брата.

С этими словами военная исчезла во тьме, как и все хищники. Я так и не сумела задать ей ни одного вопроса, а их скопилась целая куча. Кто она такая? Откуда знает про меня и Якова так много? Она его настоящая сестра или просто близкий друг, для которого Яков стал братом? Откуда эта девушка знает про мои сны и про мой секрет? Зачем она просит меня присоединиться к хищникам?

— Нас сейчас сменят другие военные, так что можешь немного поспать, а с рассветом я зайду к тебе, и у нас будет серьёзный разговор, — сказал лейтенант.

В этот момент мне стало не по себе. Возможно, слова той незнакомки о том, что я потеряла свою человечность, достигли ушей мужчины, и он теперь будет во всём разбираться. Я знала мистера Формана совсем ничего, однако одно я точно себе уяснила: если он захочет чего добиться, то добьётся любыми способами. К тому же, военный не питал ко мне симпатии с первой встречи. Мне показалось, что только вчера мы немного сдвинулись с мёртвой точки и смогли нормально пообщаться. Ах, если бы ни эти проклятые хищники и их предводительница! Неужели между мной и лейтенантом снова вырастет стена?

Я неспешно пошла в свою комнату, изредка кидая взгляды на зеленоглазого мужчину. Я видела напряжённость на его лице. Видно, он всё-таки считает меня шпионом. Я чувствовала, что меня ожидает что-то очень плохое. И оно скоро настанет.

Вот я уже стояла около своей спальни, как вдруг из соседней комнатушки показалась знакомая рыжая макушка. Я сразу же узнала Келли, которая, видно было, только что вскочила с кровати и выбежала ко мне, чтобы разузнать о случившемся. Её рыжие волосы торчали в разные стороны, пижама съехала с правого плеча, а ноги были босыми.

— Аза, что произошло? — шёпотом спросила меня подруга, чтобы не разбудить остальных военных.

— На нас напали… — начала было я.

При упоминании об нападении глаза Келли округлились, вся она задрожала. Я знала, несмотря на свою храбрость, девушка боялась войны, как и все остальные люди. Я прекрасно понимала военную, поэтому поспешила её успокоить.

— Но хищники уже отступили! Только вот меня ожидает очередной выговор от мистера Формана… — успокоила я Милтон.

Услышав об отступлении врага, Келли облегчённо вздохнула. Я видела как на её смугловатом лбу выступили капли пота. Казалось бы за какие-то пару минут у военной только об одной упоминании войны выступил пот на лбу. Многие бы тогда спросили: «А что бы ваша Келли делала, во время битвы? Разрыдалась, закрыв личико ладонями, зовя мамочку?» Но я знала, что эта девушка рвалась бы в бой, скрывая свой страх глубоко в душе.

— Пошли ко мне, поговорим, — пригласила меня в свою комнату подруга.

Я зашла в спальню Келли, которая почти ничем не отличалась от моей. У меня было смято постельное бельё после того, как лейтенант разбудил меня. У Милтон же всё было аккуратно застелено. Мы вместе с ней сели на мягкое зелёное покрывало.

— Похоже мистер Форман думает, что я что-то скрываю от него. — начало было я. — На самом деле так и есть, только я не могу рассказать ему об этом.

— А мне можешь? — поинтересовалась зеленоглазая девушка. — Или это как-то связано с твоими любовными проблема?

— Это никак не связано с любовью! — обиделась я на подругу. — К сожалению, я и тебе не могу рассказать, Келли. Прости…

— Можешь не говорить. У каждого человека свои тараканы в голове. И у меня, и у тебя, — с грустью ответила военная.

Мне правда было жаль Келли. Она стала для меня первой лучшей подругой. Камилла тоже неплохая девушка, однако она для меня больше как старшая сестра, а Милтон — моя младшая сестрёнка, которая всеми силами пытается вызвать у меня улыбку.

— Я пойду спать… — сказала я.

— Конечно, иди. — оживилась рыжеволосая девушка. — Тебе надо выспаться перед следующей сменой.

Я вернулась к своей спальне и впервые почувствовала, что не хочу возвращаться к себе. Мне снова вспомнились те странные сны. Захотелось вернуться к Келли, но нельзя. Она должна выспаться, как и я. Передо мной снова появились стены той же маленькой комнатушки. Я легла на смятые одеяло и простынь, закрыла глаза. Сон всё никак не хотел приходить. Я всеми силами пыталась заснуть, но все мои попытки были тщетны. Как только я почувствовала, как засыпаю, то мне показалось, что в комнате кто-то есть, как и в первый день в штабе.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 4) — Нападение Светлая Лана 18:50:16
— Почему ты вышла на свой пост? — с раздражением спросил мистер Форман.

— Я проспала… — виновато ответила я.

Я и в правду не заметила, как уснула. Время так быстро пронеслось, ещё и повстречала тебя в своих грёзах. Похоже, из меня выйдет ужасный военный.

— Тогда будешь отрабатывать ночную смену, — приказал мужчина.

Мне не хотелось злить лейтенанта, тем более, что я ещё несколько часов назад хотела подружиться с ним, но это лишь мои глупые наивные желания, что я хотели бы исполнить. Сейчас мистер Форман был сам на себя не похож: его зелёные глаза настолько потемнели, что казались почти чёрными, из-под его фуражки торчали тёмные волосы и мне показалось, что они походили на маленькие рожки. Я впервые видела лейтенанта в ярости.

— Так точно! — выкрикнула я, вскочила с кровати и поправляя на ходу юбку.

Я выбежала на улицу не оглядываясь назад. Уже наступили сумерки, где-то вдалеке ещё догорал закат. Многие гражданские готовились ко сну, некоторые военные, что закончили свою смену, в отличие от меня, тоже шли спать. Я увидела Келли, которая зевая, поправляя всё время съезжающую фуражку, направлялась в лагерь. Я спряталась за ближайшей палаткой, чтобы подруга не смогла увидеть меня и расспрашивать. Как же мне хотелось тогда беспокоить её по пустякам!

Как только Келли скрылась с поля зрения, я пошла на свой пост. Там меня встретила Камилла, от которой я никак не могла скрыться да и не хотелось. Эта девушка была более молчаливой, спокойной и расспрашивала всех обо всём по сравнению с Милтон. В карих глазах военной читалась усталость.

— Наконец-то, ты вернулась, Аза, — устало улыбнулась подруга.

— Извини, я проспала свою смену, — извинилась я.

— Можешь не извиняться. — ответила Камилла. — Ты имеешь право отдохнуть, тем более, ты многого натерпелась. Когда мы впервые нашли тебя, то я никогда бы не подумала, что тот маленький полуживой окровавленный птенчик, как ты, вообще согласиться вступить на службу. Я не знаю, что с тобой произошло до нашей встречи, но уверена, что это было ужасным. Кстати, раз ты дежуришь ночью, то Мирон будет твоим напарником.

«Это может быть моим единственным шансом сблизиться с ним!» — подумала я.

— Спокойной ночи, — пожелала я военной.

— А тебе спокойной смены. Лишь бы никто ночью не напал на наш штаб, — вздохнула кареглазая девушка.

Теперь я осталась одна на своём посту. Лейтенант ещё не вернулся ко мне. Возможно, его вызвал к себе командир. У меня было немного времени, чтобы разобраться в своих мыслях и чувствах. Я до сих пор не могла понять, что за странный сон мне приснился. Почему именно ты, Яков, пришёл ко мне во сне? Интересно, а где ты сейчас?

— Опять в облаках витаешь, — раздался раздражённый голос мистера Формана.

— Никак нет! — воскликнула я.

Зелёные глаза мужчины внимательно смотрели на меня, казалось, будто он не верил моим словам. С одной стороны, мне стало страшно от его взгляда, по спине пошли мурашки, а с другой — мне нравился этот серьёзный взгляд лейтенанта, его немного грубые черты лица, невыносимый характер с чувством долга.

— Смотри у меня. — недовольно хмыкнул мистер Форман. — Сегодня у нас будет тяжёлая ночь. Враг снова приближается к нашим границам. Возможно, нападёт на нас этой ночью.

«Лишь бы никто ночью не напал на наш штаб,» — вспомнились мне слова Камиллы. Видимо, её желанию не суждено сбыться. Я сама-то не рада тому, что война отрезала меня от всего мира: я не могу добраться до университета, куда я так хотела поступить, и не могу вернуться домой.

— Сколько лет вы уже служите? — спросила я лейтенанта, чтобы завязать с ним разговор.

— Пять лет. — холодно ответил мужчина. — А тебе то что, гражданская? Всё ты никогда не поймёшь всех прелестей и ужасов службы. Тем более, ты не местная.

— Как вы узнали? — удивилась я.

За всё то время, что я путешествовала ещё никто не сказал мне прямо в лицо, что я не из этих краёв. Возможно, меня приняли за свою, а, может быть, просто им было всё равно.

— Ты любишь свободу, не чувствуешь того страха, что испытывают местные, не знаешь ничего про хищниках, о которых слышали даже карапузы. — объяснил лейтенант. — Ты похожа на мою мать.

— А кем была ваша мать? — меня распирало от любопытства.

— Простой русской девушкой из небогатой, но и бедной семьи. Решила найти своё счастье за границей и встретилась в Лондоне с моим отцом, а потом появился я, — рассказал зеленоглазый мужчина.

Я чувствовала, как с каждой минутой мистер Форман начинает открываться мне, видеть во мне родственную душу. Я тоже простая русская девчушка, что решила изменить свою жизнь. Возможно, из-за схожести с матерью, лейтенант и решил открыться мне.

— И зачем я тебе всё это рассказываю, гражданская? — спросил напарник.

Я рассмеялась, а мужчина впервые покраснел при мне. Каким же забавным казался в этот момент. Всё-таки мистер Форман хороший человек, пускай в начале он и был со мной груб.

— А вы хоть раз были на Родине вашей матери? — поинтересовалась я.

— Нет, но она рассказывала, что там зимой всё белым бело, под ногами хрустит снег, все смеются и веселятся в ожидании праздников, а летом поля покрываются разноцветными цветами, журчат ручьи.

— Если пойти в лес, то можно услышать, как деревья о чём-то шепчутся, ягод да грибов так много, что аж глаза разбегаются и в полях работы много, — продолжила я вспоминая своё далекое детство.

Это выглядело так странно: идёт война, а мы разговариваем о красоте природы далёкого краю. Где-нибудь уже гибнут люди, а в штабе все спокойно спят. Может быть, и тебя больше нет в живых. И снова этот сон всплыл перед моими глазами. Мне кажется, что даже сейчас ты зовёшь меня. Моё сознание пока что борется, а тело готово идти на твой зов, Яков.

— На нас напали! — раздались крики с соседних постов.

В темноте было тяжело что-нибудь разглядеть, но я сумела разглядеть, как какие-то фигуры стоят около забора и вот-вот проникнут на базу. Мистер Форман кинулся к соседнему посту, приказав мне оставаться на месте. Я не очень-то хотела повиноваться его приказу: мне хотелось побежать вместе с лейтенантом, чтобы помочь хоть чем-нибудь, однако я знала, что нельзя оставлять пост без присмотра.

Я стала ждать возвращения напарника, вглядываясь в темноту, где начиналась какая-то потасовка. На душе было неспокойно. Внезапно я услышала шум сзади себя и обернулась. Мой взгляд встретился со взглядом девушки примерно моего возраста. Нижняя часть лица была закрыта платком, на голове — венок из маргариток, что выглядело очень странным вместе с военной формой. Форма принадлежала нашей армии, однако эту девушку я не видела в нашем лагере. При виде меня глаза девушки округлились.

— Нашла! — воскликнула незнакомка.

Тогда я не смогла понять, что она имела в виду. Потом военная подошла ко мне, я же направила на неё дуло пистолета. Мои руки и ноги дрожали, я не могла говорить из-за страха. Незнакомка была намного выше меня и это увеличило мой страх.

— Он говорил нам про тебя. Так вот как выглядит спасительница моего брата, — говорила девушка.

— У-уходи по-хорошему и никто н-не пострадает, — пролепетала я сжимая в руках пистолет.

— Зачем же так грубо, сестрица? — расстроилась незнакомка. — Я уйду только вместе, предварительно помучив скверных людишек.

— Я-я не позволю тебе навредить невинным людям! — попыталась воскликнуть я, но это больше походило на мышиный писк, чем на угрозу.

— Гражданская! — раздался голос мистера Формана.

Мне стало немного легче при мысли, что лейтенант уже рядом. В глазах военной отразилась ненависть при виде врага. Она была готова броситься на моего напарника, однако я выстрелила. К сожалению, я промахнулась, но девушка от неожиданности отскочила назад. На моё плечо легла рука лейтенанта. Теперь я куда меньше боялась незнакомки.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 3) — Тайна военных Светлая Лана 18:47:57
Я постучалась в кабинет командира, услышав его басовитое «войдите», вошла в комнату. При солнечном свете мужчина выглядел ещё более усталым и замученным, пускай во взгляде его горел огонёк веры в счастливое будущие. Он снял с себя очки и фуражку, глубоко вздохнул и начал:

— Мисс Аза, к сожалению, я не могу вам доверять, зная, что вы можете оказаться шпионом или каким-либо опасным человеком для нашего штаба и гражданских. С этого дня вы будете помогать лейтенанту Форману. Я боюсь оставлять вас наедине с гражданскими, не зная ваших намерений, зато могу оставить на попечение своим людям, так сказать, дать вам исправительным срок, за которым мы и попытаемся узнать: можете ли вы представлять для нас опасность или нет?

Я внимательно выслушала командира, согласилась с его решением, хотя оно не особо мне нравилось. Где-то в глубине души было обидно, что мне не доверяют, а с другой стороны — страшно. Ведь никто из штаба ещё не знал о том, что случилось со мной вчера.
Попрощавшись с мистером Девисом, я пошла к воротам, что вели в открытое поле, где вчера меня нашли военные. Там стоял лейтенант. Я уже была готова ко всем упрёкам и ругательствам с его стороны, которые мистер Форман мог только придумать.

«И всё-таки я хочу с ним подружиться, — подумала я, — В нём есть что-то, что привлекает меня.»

Вот он обернулся ко мне и наши взгляды встретились, впервые я захотела отвести от взгляд, но не стала. Лейтенант невольно фыркнул, пошёл к другим военным, оставив меня одну. Как ни крути, а мистер Форман меня невзлюбил, но спас от грозящей мне вчера опасности. Я всем сердцем благодарна ему за это.

— Он снова холоден как лёд, — раздался голос Камиллы, другой девушки из команды лейтенанта.

— Я не злюсь на него. — ответила я. — Слишком уж много хлопот я доставила вам за последнее время.

Камилла попыталась убедить меня в обратном: это работа военных и я не доставляю штабу неудобства. Но я отчётливо помнила слова командира и понимала, что девушка лжёт, пытается успокоить меня. Не люблю сладкую ложь: от неё только больнее становиться на душе.

— Я всё-таки попытаюсь поговорить с ним, — решила я.

Лейтенант скрылся в каком-то небольшом белом здании, к которое все старались обходить стороной, а некоторые даже кидали испуганные взгляды на него. Но меня было не остановить. Вчера я пыталась не лезть к мистеру Форману с расспросами или просто попытаться подружится, зато сегодня у меня появился прилив сил и теперь я не могла упустить свой шанс познакомиться поближе с льдышкой-мужчиной.

Я открыла дверь, пока никто не обращал на меня внимания, вошла в тёмный коридор. Послышались чьи-то стоны, рычание и пахло здесь отвратительно. Мне казалось, что суда скидывали испорченное мясо, пахло кровью. Я сразу же ощутила голод.

«Только не сейчас и только не здесь!» — подумала я.

Я сделала несколько шагов вперёд, пока не увидела по обеим сторонам от себя решётки, за которыми кто-то был. Я хотела было подойти поближе к ограждённой комнатке, как какое-то непонятное существо прыгнуло в мою сторону, но железные прутья сдержали его удар. Я мигом отпрянула от клетки, закрыв себе рукой рот, чтобы не закричать от страха.

Существо подняло на меня свою лохматую голову. В бесцветных глазах не было жизни, руки — намного длиннее всего туловища с длинными скрюченными пальцами, которыми существо хваталось за железные прутья. На щеках виднелись крупные раны, что аж были видны зубы. Чудовище тяжело дышало, с его рта, если эту пасть можно было назвать ртом, стекала слюна с кровью.

— Что ты здесь делаешь?! — послышался раздражённый голос мистера Формана.

— Извините… — пролепетала я.

Лейтенант бросил взгляд на чудовище, сидевшее за решёткой. Снова раздался озлобленный рык существа. Я аж подскочила от испуга.

— Ч-что это т-такое? — дрожащим голосом спросила я.

— Мы называем их хищниками, — ответил мужчина, — Раз ты будешь моей подопечной, то хотя бы немного ты должна знать о них.

— Только можно не здесь вы меня просветите в ваши дела, — умоляла я.

Недовольно хмыкнув, мистер Форман пошёл на выход из «тюрьмы», а я последовала за ним. Когда я только-только покинула это ужасное место, то облегчённо вздохнула, хотя чувство страха всё равно осталось где-то в глубине моей души.

— Хищников наш штаб обнаружил несколько месяцев назад. Эти твари очень живучие и кровожадные, — начал было лейтенант, — Многие из наших военных были убиты хищниками.
Но однажды одна из групп штаба сумела поймать одно чудовище. Оно питалось только мясом. Однако хищник особо любил запах человеческих трупов, и думаю, что он бы не отказался от человеческого мяса. Стоило в штаб поступить хотя бы два трупа, как чудовище начинало метаться по клетке, ища «лакомство». И последнее, что ты обязана знать — люди могут стать хищниками. Но не сразу такими, как те, которых ты видела в клетках, а постепенно.

Я нервно сглотнула: вчера я так не смогла съесть ничего кроме мяса. Неужели я тоже стала монстром?! По спине побежали мурашки, в ушах зазвенело.

— Что-то ты вся бледная, — подметил мужчина.

— Н-наверное, просто устала, — испугалась я.

— Просто устала? — вопросительно выгнул бровь мистер Форман.

— Я-я буду в своей комнате, — поспешно ответила я и пошла в штаб.

Я чувствовала на себе взгляд лейтенанта, он словно видел меня насквозь. Я ускорила шаг, чтобы как можно быстрее вернуться в комнату. Мне казалось, что мужчина что-то подозревает.

Я уже подходила к своей спальне, как кто-то положил руку на моё плечо. Я вздрогнула и обернулась: передо мной стояла Келли, улыбаясь мне самой добродушной улыбкой. Именно перед этой девушкой мне было больше всего стыдно за то, что я её обманываю, скрываю свою сущность, а она несмотря не на что готова помочь мне.

— Ты куда, Аза? — спросила подруга.

— Я немного отдохну, — ответила я, пытаясь не встречаться с Келли взглядом, — Не беспокойся за меня.

— Ладно… — почувствовались нотки обиды в голосе девушки.

Попрощавшись с подругой, я вошла в свою комнату и рухнула на кровать, укуталась в мягкое одеяло. На глазах появились слёзы. Я поняла, что теперь мой мир рухнул, не говоря уже о мечтах.

Но когда я стала засыпать, то все горечи этого мира ушли на задний план, уступив место прекрасному сказочному миру грёз. Я видела перед собой пушистые облака. Казалось, что до них можно было коснуться рукой. И я потянулась к белому облаку, оторвала кусочек пушистой массы, которого вмиг растаяла в моей руке.

— Аза… Аза… — раздался чей-то голос.

Мне казалось, что я слышала его когда-то. Вдруг мне вспомнился ты. Голос настойчивее стал звать меня, но я не могла пошевелиться. Мне не верилось, Яков, что ты жив.

— Аза… — прошептал знакомый голос на моё ухо, горячее дыхание опалило мою шею.

Я обернулась и встретилась взором с твоими голубыми глазами, затаила дыхание. Передо мной был не тот Яков, которого я повстречала когда-то, а прекрасный юнец. В светлые волнистые волосы были вплетены полевые цветы, на лбу красовались три блестящие бусинки, а шею украшало ожерелье из таких же бусин. Белое одеяние на тебе было похоже на хитон, только прикрытый таким же белым плащом с алыми непонятными мне узорами.

— Давно не виделись, Аза, — сказал ты.

Каждое твоё слово вызывало у меня покалывание в груди, казалось, что я вот-вот расплачусь. Я тоже была рада нашей встрече, Яков! Но не могла вымолвить и слова. Я коснулась пальцами твоей щеки: мне не верилось, что ты жив. Твоя кожа была такой мягкой и тёплой.

— Иди ко мне, -прошептал ты.

Я подошла ближе к тебе, а ты, Яков, приобнял меня. Это были самые счастливые минуты моей жизни. Моё сердце забилось чаще, на щеках появился румянец.

«Неужели я влюбилась в тебя?» — спросила я себя.

Так бы я и продолжила стоять с тобой, если не услышала бы голос мистера Формана. Весь мир грёз вмиг исчез, а на меня смотрел с суровостью лейтенант.
Прoкoммeнтировaть
Хищник(Глава 2) — В штабе Светлая Лана 18:46:19
Как только я вошла на территорию штаба, то решила оглядеться. Огромные прожекторы светили над моей головой, кругом стояли часовые, что смотрели на меня с удивлением. Наверное, нечасто по ночам к ним поступают гражданские со стороны леса да ещё в окровавленной одежа, когда на теле нет никаких повреждений.

Впереди виднелось большое здание самого штаба. В темноте я не очень хорошо его видела, но могу точно сказать, что подойдя к нему ближе, почувствовала напряжённую атмосферу, которая царила около штаба. Мужчина открыл дверь, первыми вошли девушки, за ними я. Внутри было тусклое освещение, состоящие из нескольких лапочек, при чём некоторые из них не горели. Передо мной был стол с лампой, которая освещала стопку документов.

Через минуту в комнату вошёл мужчина средних лет с небольшим шрамом на лбу. Он выглядел уставшим, хоть пытался и не показывать это, в тёмных глазах горел огонёк рвения к чему-то. Мне казалось, что этот огонёк вырвется наружу и поглотит всё. По моей спине прошли мурашки.

— Командир Девис, мы нашли около территории штаба гражданского, — отчеканила светловолосая девушка, которая стояла слева от меня.

Кареглазый командир перевёл взгляд с военной на меня. Когда его взор устремился на меня, я стала дрожать от страха. Мужчина рассматривал меня, не говоря ни слова.

— Что же вы делали рядом с территорией штаба? — нарушил тишину голос командира.

— Я-я случайно сюда попала… — пролепетала я. — Честное слово!

Хотя мои слова были бесполезны в эту минуту. Кто же в здравом уме будет соглашаться с тем, что девушка в окровавленном сарафане оказалась около военного объекта совершенно случайно? Почему бы она не может быть шпионом? Внезапно черноволосый мужчина подошёл к командиру и стал что-то шептать ему на ухо. Военный закрыл глаза, сжал руки в замок. Теперь его молчание пугало меня. Неужели мне грозит смерть?! Господи, почему столько бед рухнуло на меня? И я всё ещё волновалась куда ты пропал, не подозревая своего греха.

— Хорошо, лейтенант Форман, но на свой страх и риск, — наконец-то, начал мистер Девис. — Раз это была ваша идея, то вы и будете следить за гражданской.

Видел бы ты лицо лейтенанта, когда ему такое сказал командир! Глаза мужчины округлились, его губы дрожали, однако он пытался всеми силами скрыть своё удивление, непонимание.

— А сейчас позаботьтесь об этой девушке: проведите её в комнату и обеспечьте всем необходимым, — напоследок сказал мистер Девис.

Военные повели меня вывели меня из комнаты командира и пошли по узкому коридору к лестнице, которая вела наверх. Когда мы подошли к ней, то мужчина глянул на меня, недовольно фыркнул.

— Ну, ну, Мирон, не злись из-за приказа командира! — сказала светловолосая девушка, — Тебе просто нужно приглядывать за гражданской. Всё ведь не так плохо, как кажется!

В следующий секунду мужчина кинул на коллегу озлобленный взор, ничего не ответив, пошёл по лестнице. Я решила не злить лейтенанта и последовала за ним.

— Ты только не обижайся на него, — прошептала мне на ушко вторая военная, — Он просто не очень любит выполнять миссии, которые не связанные с полем битвы.

Я кивнула в ответ девушке, а та улыбнулась мне. Казалось, что всё и вправду не так уж плохо и я смогу выжить и, быть может, подружиться с кем-нибудь.

— Меня зовут Келли Милтон. А тебя как? — спросила меня рыжеволосая девушка.

— Аза… — пролепетала я.

Эта девушка была добра со мной, но с течением последних обстоятельств, я была так сейчас напугана, что не могла представить, как мне вообще хватило храбрости подобраться к военному объекту.

Пока мы поднимались по лестнице, я решила внимательно разглядеть свою новую подругу Келли. Её рыжие волосы были собранный в пучок, серо-зелёные глаза, казалось мне, смотрели на всё происходящие с какой-то детской наивностью, но я не верила, что эта девушка и в правду может быть по-детски наивной. Она помогает военным, сама выполняет какие-то поручение и я не удивилась, если бы узнала, что Келли повидала немало ужасов, которые случаются во время войны.

— Пришли, — послышался раздражённый голос лейтенанта.

Я глубоко вздохнула, ожидая чего-то ужасного. Не знаю чего я собиралась ожидать, но в то мгновение мне показалось, как чьи почти невесомые руки легли мне на плечи. Я вздрогнула и обернулась, однако никого сзади меня не было.

— Что-то случилось? — спросила зеленоглазая девушка. — Ты побледнела.

— В-всё нормально, — ответила я, — Просто показалось.

Военные привели меня в небольшую комнатушку, стены которой были довольно грязными и уныло серыми, единственным источником света была лампочка, что, казалось, вот-вот погаснет. Жёсткая тахта, облезшая тумбочка — это всё, что было здесь из мебели. Я уселась на тахту, ещё раз окинула взглядом свою новую обитель.

«Во всяком случае лучше жить здесь, чем на улице, » — подумала я

— Устраивайся, — улыбнулась мне Келли, — Новые вещи лежат в тумбочке, а еду тебе принесут позже.

Я кивнула в ответ, потом посмотрела на лейтенанта: он не вошёл в комнату, а стоял в коридоре. Как бы мужчина недружелюбно не вёл себя, а я ему всё-таки обязана жизнью. Я решила отблагодарить лейтенанта, пока тот не ушёл. Выйдя в коридор, я дёрнула мистера Формана за рукав пиджака. Мужчина посмотрел на меня и в его взоре читались далеко неприятные чувства ко мне.

— Спасибо вам за моё спасение, — пролепетала я.

Мистер Форман кинул на меня холодный взгляд, от которого у меня пошли мурашки, что-то хмыкнул себе под нос и уже собирался уйти, как обратился ко мне.

— Даже не пытайся сбежать, гражданская. Всё равно тебя поймают или убьют, если, конечно, тебе в скором времени не будет объявлен смертный приговор, - холодно ответил мужчина.

Мне показалось, лейтенант всё-таки беспокоится за меня и почему-то на душе стало радостно. Девушки тоже попрощались со мной и пошли вслед за мужчиной. Когда военные скрылись из виду, я вернулась в свою новую комнату, только-только хотела прилечь на кровать, которой мне так давно не хватало, как почувствовала острую головную боль, тяжесть в теле, что я прямо рухнула на кровать. Мне снова показалось, что кто-то коснулся моего плеча и опять мне вспомнился ты.

Вскоре боль стала исчезать, уступая место усталости. Мне сильно хотелось спать, даже голод не был так силён надо мной, как сон. Глаза стали слипаться, руки невольно сжали в руках подушку, а на лице появилась довольная улыбка.

— Аза, я тебе поесть принесла! — слышала словно издалека голос Келли, которая трясла меня за плечи, пытаясь разбудить.

Я проснулась, села на кровати и сонно зевнула. В нос ударил приятный запах жаренного мяса и овощей, а также аромат чая. Я сразу же оживилась при виде еды: давно не ела что-то нормального, кроме каких-то крошек хлеба да ягод.

— Приятного аппетита! — улыбнулась мне Милтон.

Я поблагодарила девушку, а она ещё раз спросила меня о моём самочувствии.

— Всё хорошо, — ответила я.

Мне не хотелось, чтобы моя подруга беспокоилась за меня, тем более, что моя головная боль могла бы быть от простой усталости и не больше. Если я бы стала жаловаться на всякие пустяки, то не только бы разозлила мистера Формана, но и заставила бы остальных людей беспокоиться за себя.

Зеленоглазая военная снова пожелала мне приятного аппетита и покинула меня. Я же первым делом решила попробовать мясо. Оно почему-то сильнее всего привлекало меня, чем овощи. Я отрезала от него маленький кусочек, съев его, почувствовала настолько блаженный вкус, который никогда раньше не чувствовала.

«Как же вкусно!» — промелькнуло у меня в голове.

Затем я попробовала немного овощей, однако как только я их проглотила, то почувствовала не приятный вкус, а тошноту. Мне становилась всё хуже и хуже. Наконец-то, я не выдержала и вырвала отвратительную еду. В следующую минуту мне стало гораздо легче, но есть я больше не стала.

Раз уж неудачным выдался ужин, то, может быть, сон будет куда приятнее? Однако я тогда не знала, что даже в царстве Морфея мне не станет лучше. Как же мне хотелось есть! Это желание уже было на уровне звериного инстинкта.

Ночь сменилась утром, а мне было совершенно всё равно. Лишь бы поесть чего-нибудь, а из чего-нибудь у меня был только недоеденный ужин. К овощам я боялась притрагиваться, в отличие от мяса, которое пусть и было теперь холодным, но таким желанным.

После небольшой трапезы, что всё-таки успокоила временно мой голод, я одела военную форму, которая лежала в тумбочке. Меня удивило то, что мне выдали военную одежду, а не какое-нибудь старое платье, что могло быть на складе или вообще снято с трупа какой-то женщины.

«Здесь явно что-то не так, » — подумала я.

Вдруг я обернулась: мне казалось, что кто-то ещё находиться со мной в комнате, однако никого не было. Мне стало не по себе, мурашки пошли по телу. Я как можно быстрее покинула комнату, чтобы не оставаться с невидимым «другом» наедине, пускай это могло быть и плодом моего воображения.

Я спустилась по лестнице вниз и у выхода столкнулась с Келли, что как раз собиралась навестить меня.

— Раз ты уже готова, то пошли в штаб, — сказала мне подруга. — Командир хотел о кое-чём поговорить с тобой.
Прoкoммeнтировaть
Хищник (Глава 1) — Спасение Светлая Лана 18:05:56
Впервые я увидела тебя среди рабов, которых собирались продать очередному толстосуму. Ты стоял такой беззащитный, невинный и чистый среди всех этой грязи общества. Однако когда наши взгляды встретились, я была удивлена: в твоих глазах не было ни страха, ни боли, ни сожаления, но какой-то маленький огонёк ненависти зарождался в них.

Может быть, именно он заставил меня идти на этот отчаянный поступок. Я бросилась к рабам, схватила тебя за руку, пока твой хозяин был занят "увлекательной" беседой со своим знакомым, и побежала, не теряя времени зря, но толстосум быстро почуял пропажу товара, благодаря своему другу. Какой же тогда раздался вопль!

На мгновение я обернулась : за нами неслись твой хозяин и его приятель. Они были очень грузными, так что бежать так быстро, как я, не могли. Это, возможно, и могло мне оторваться от них и спасти тебя.

Я бегу не зная куда, чувствую еле уловимое тепло твоей большой ладони и, кажется, улыбаюсь. Чему я так радуюсь? Не знаю… Вот показался лес, что был недалеко от города. Я там решила спрятаться с тобою. Пробираясь через чащу, я исцарапала себе все руки и лицо из-за листьев и веток. Иногда боль была такой невыносимой, что я начинала шипеть, а ты всё время молчал.

— Давай здесь отдохнём, — предложила я.

Ты кивнул в ответ. Наконец-то, я смогла разглядеть тебя получше. Светлые волосы были запутанными и грязными, еле доходили до твоих плеч, голубые глаза часто были направлены вверх, из-за этого я считала тебя ангелом, что сошёл ко мне на землю. Может быть, ты и был посланником Бога?

— Как тебя зовут? — спросила я.


— Яков, — послышался ответ.

В те первые минуты нашего знакомства я не могла оторвать глаз от тебя. Ты казался таким прекрасным, безупречным, хотя на самом деле был простым рабом, чья жизнь закончилась бы весьма печально.

Я же собиралась стать исследователем древних культур. Но ехать от моего родного города до института, куда я хотела бы поступить, неделю без остановок! Я могла бы учиться на своей Родине, ты скажешь, но что-то мне больно захотелось увидеть этот мир, который, по словам одних людей, прогнил до основания и, по мнению других, начинает только расцветать.

— А меня Азой зовут, — снова улыбнулась я.


Ты так и подавал никаких признаков эмоций. Всё время сидел в гордом одиночестве. Была ли я тогда тебе противна? Или же ты просто боялся связать свою жизнь с кем-то?

Не помню сколько часов прошло, но надо было отправляться в путь: провиант у меня ещё позапрошлым вечером закончился, а вчера пришлось питаться крошками хлеба, что я наскребла в своём рюкзаке. Я была не из богатой семьи и еле-еле сумела за долгие семь лет накопить денег на эту долгожданную поездку. Однако мне приходилось ездить в самых дешёвых поездах, иногда я весь день шла пешком!

Моё упорство было куда сильнее жестокой реальности, что меня окружала. Но вера в светлое будущее не утолит жажду и голод, не предложит ночлега. Так что пыл поубавился, даже какой-то страх появился в моей душе.


Заросли становились всё гуще и гуще. От голода мне уже становилось настолько плохо, что ноги тряслись. Ты так же продолжал молчать, идя за мной. Неужели опустил руки в борьбе за жизнь? Тогда почему там, в городе, я видела огонёк ненависти в твоих глазах, который словно говорил о том, что ты хочешь бороться за свою жизнь любыми способами?

Сумерки плавно спускались на землю, окутывая всё своей серой мантией. Природа кругом стихала и теряла прежнюю жизнерадостность, как и я. Мне уже становилось всё равно куда идти, лишь бы выйти из этого леса!


Сумерки сменились ночью. Теперь идти дальше невозможно. Тьма окутала нас, мой страх всё рос и рос. Как же я хотела тогда закричать! Однако, видя твоё спокойствие, я не хотела упасть в твоих глазах, как беспомощная девчушка. Я ведь твой спаситель.

— Давай переночуем, — дрожащим голосом сказала я.


Ну, почему же ты, Яков, молчал тогда! Может быть, ты и кивнул головой в ответ, но в этой темноте не видно и твои жесты никак я не могла распознать. Я стояла дрожа от ужаса, ожидая твоего ответа, а его всё не было и не было.

— Хорошо, — тихий голос раздался около моего уха.


О, Боже, какой ужасной была та ночь! Меня мучал такой голод, что даже сон не мог облегчить страданий. Я ворочалась, закусывала губы до крови, выкидывала из головы все мысли о еде, но всё равно чувствовала голод.

Как только первые лучи солнца коснулись земли, я проснулась. Ты ещё мирно спал, однако что-то побудило меня подползти к тебе и убрать пряди волос, что закрывали от меня твоё лицо. Ах, как оно было тогда прекрасно! Но внезапно я почувствовала некий приятный запах.

Сначала я не могла понять откуда он исходить, но вскоре оказалось, что так пахнешь ты, каждая твоя частичка. От такого аромата разболелась голова, хотелось ещё больше есть, и начинались галлюцинации: мне казалось, что здесь лежишь не ты, а аппетитный кусок мяса, который тогда я бы с превеликим удовольствием съела.

Я коснулась рукой до твоей щеки, провела по ней пальцами, потом перешла на твою шею. Не знаю, что на меня нашло, когда я стала душить тебя. Ты внезапно распахнул глаза, смотря на меня с ужасом, с губ срывался немой крик. Я впервые увидела твои эмоции.

Своими худыми руками ты пытался убрать мои руки от своей шеи, но все попытки были тщетны. В то мгновение я удивилась тому, что во мне было столько силы, что даже такой юноша как ты, Яков, не смог победить столь хрупкую девушку.

Дальше всё было как в тумане. Единственное, что я помню, — как я вцепилась зубами в твоё плечо. Во рту почувствовался металлический привкус крови, однако мне он показался весьма приятным. А после этого ничего не помню.


Не знаю сколько тогда прошло времени, но когда я пришла в себя, то уже был вечер. Я обернулась, ища глазами тебя, но так не нашла. Почему-то я уже была не в самой чаще леса, а на окраине. Вдалеке виднелись ночные огни какого-то города, точнее это были прожекторы. У меня было такое ощущение будто тот город охвачен чем-то ужасным. В воздухе витала напряжённая атмосфера.

Вдруг я вскрикнула: когда я посмотрела на свои руки и на белый сарафан, то была в ужасе. Они были покрыты кровью. Одежда не пострадала так сильно, как руки. Они не только были кроваво-красными, но настолько пропитались кровью, что чувствовался резкий металлический запах.

«Что же случилось?» — задала я себе вопрос.

На него тогда я не знала ответа, однако сейчас я могу сказать без промедлений, что убила то невинное существо из-за греховного желания. С того момента я понесла на себе этот грех, который вряд ли смогу искупить ценой своей жалкой жизни.

Я стояла на холме, а чтобы спуститься к городу, надо было каким-нибудь способом преодолеть крутой спуск. Я подошла к спуску, аккуратно делая каждый шаг, боясь упасть. Высота была невысокая, так что я решила спрыгнуть.

Как только я попыталась оттолкнуться от земли, то почувствовала некую лёгкость. Словно пёрышко, я опустилась на землю. Теперь я стала бояться себя. Как я могла со своими человеческими возможностями так легко спрыгнуть вниз, при этом ни почувствовав никакой боли или удара о землю при падении.

Я шла на яркие огни прожекторов. Мне уже было всё равно, если меня заметять. Лишь бы я нашла себе приют хоть на одну ночь. Вдруг я спохватилась, что мой рюкзак остался в лесу, где ночевали мы с тобой, но возвращаться не стала. При мне была маленькая сумка, в которой хранились деньги на эту поездку. Как-нибудь доберусь до своего института.

Я шла и шла, а ветер трепал мои тёмные волосы, трава ласкала обнажённые ноги, руками я касалась каждой травинки, чувствуя влажные бусинки росы. Казалось, я уже забыла про то, что была вся в крови и любой встречный мог испугаться меня, не то, что предложить ночлег.


Я дошла до тех мест, куда доходил свет прожекторов. На моём лице появилась улыбка. Наверное, в тот момент я выглядела, как сумасшедшая.

Я не обратила внимание на небольшую ямку и споткнулась. Рядом со мной раздался лай собаки. Почему-то теперь я не радовалась близжашей встрече с людьм